Литературный клуб Севастопольского отделения СЖР представляет стихи наших журналистов. Валерий Воронин

Уважаемые коллеги, друзья!

Продолжаем знакомство с севастопольскими журналистами — поэтами в нашем Литературном клубе.

Напоминаем: все желающие могут проявить свое творчество и участвовать в работе «Литературного клуба СРО СЖР»: выслать 10-15 стихотворений и 3-5 рассказов со своим портретным фото на электронный адрес: sj-litklub@mail.ru. В письме обязательно указать имя, отчество и фамилию автора, а также контактный телефон и адрес электронной почты. Контактный телефон координатора «Литературного клуба СРО СЖР»: +7 978 736 14 76.

Сегодня  — стихи Валерия Владимировича Воронина.

В. Воронин — член Союза писателей России, член Союза журналистов России, редактор интернет-журнала «Графская пристань».

Автор популярных исторических серий: трилогии «Великое переселение», дилогий «Голубиная книга», серии «Тайны империи», трилогии «Русский мост», поэтических сборников: «Желтый лист на черном фоне – золотой», «Крымский круг», «Каштановый мёд».

Лауреат литературной премии им. Л.Н. Толстого (2004 г.), почетного звания «Крымский прозаик-2013», Форума «Общественное признание». Награжден за выдающиеся достижения в литературном творчестве. Произведения печатались в коллективных сборниках Кривого Рога, Днепропетровска, Санкт-Петербурга, Москвы, Севастополя, в журнале «Черное море», литературно-историческом альманахе «Севастополь», «Чайка», в газетах «Литературная газета», «Литературный Крым», «Литературная газета + Курьер культуры: Крым-Севастополь», «Флаг Родины», «Слава Севастополя».

КРЫМСКИЙ КРУГ

Крымский круг повис над морем,

Оконтурив трассой пляжи,

Завязав концы за кряжи,

Сохшие в сивашской соли.

 

Серым галстуком асфальта

Круг спасательно качался,

Удаляясь правым галсом,

Отдаляя призрак фарта.

 

И с фатальным приближеньем

Мне мигал рубиний Крыма,

Распоров остаток дыма,

Где отечество лишений…

 

Я упал душой на камни,

Зацепившись напоследок

О песчаный крымский слепок,

Мне набившийся в карманы.

 

 

***

Над Крымом кочевали облака,

В порывах ветра голову теряя,

Своим любимым души открывая,

Продрогшие за долгие века.

 

Прощай, неудержимая страна,

Где я всегда считал себя счастливым,

И поддавался искренним порывом,

Как ветром сотворённая волна.

 

Над Крымом кочевали облака,

Белесые и нежно-голубые,

Ты увлеклась небесною стихией,

Вернуться обещав до четверга.

 

Вернуться неожиданной строкой,

В которой – бесконечное прощанье

И слабая надежда – обещанье,

Остаться рядом млечною рекой.

 

Над Крымом кочевали облака…

 

 

КРЫМСКАЯ НОЧЬ

На границе крымских гор,

Спит нехоженый простор.

Осязаемый душой,

Расплывается покой.

Над горой летит сова,

Света белого вдова.

В легком хлопанье крыла

Жизнь её, как кровь текла.

Между небом и землёй,

Ночь идет сама собой.

И в пределах бытия

Водопадная струя

Рассекает, как мечом,

Тень, увитую плющом.

В водных каплях – тишина,

Не видна и не слышна.

В каждой – дремлет вещий сон

Ненаписанных икон.

Мир, рождённый под Луной,

В тех горах обрёл покой.

 

***

Воздушная веранда дома Ришелье,

Где вдохновлялся юный гений сладким слогом,

Где мир порывистый за каменным порогом

Играл огнём свечи на письменном столе.

 

Юрзуфа дух сокрыт за кромкой строгих скал,

И в плеске слабых волн тревожится мгновение,

Искомый смысл проявлен эхом откровенья –

Когда-то юный Бог здесь тоже рифмовал.

 

Ещё два кипариса помнят первый слог.

У дома Ришелье в момент творенья мира

Здесь пробуждалась неизвестная Земфира,

И образ чистой красоты рождал полуденный восток.

 

БАЛАКЛАВА

Диптих

  1. ГОРОД СИМВОЛОВ

Город символов в каменной кладке

Недоступный лежал и остывший,

Под туманом в бумажной подкладке,

Колыхался водою почившей.

 

Я пытался очистить фасады,

От крикливого южного ветра,

Я пытался разгладить заплаты,

На фундаментах прошлого века.

 

Силуэт босоногой гречанки,

Вдруг явился на выступе камня,

Но осыпался пылью песчаной,

На ступени земного желанья.

 

Город символов, город знаменья,

Мне дарил колыханием танца,

Не забытую гибкость мгновенья,

Неразгаданный шарм декаданса.

 

 БАЛАКЛАВСКИЕ ВОЛНЫ

Как прожить эту осень?

В лепестках поседевших небес,

Где трепещет полуденный лес,

И срывается озимь.

 

Балаклавская бухта,

Остывая под серым дождём,

Наполняется хрупким теплом,

Журавлиного пуха.

 

Как прожить эту осень?

В запотевших витринах кафе,

Где тревога разлита на всех,

И не надо вопросов…

 

Моросящий невольник,

Разбавляет собой каберне,

Оставляя на мокром столе

Балаклавские волны.

 

***

Предвечный луч

зажёг собой лампаду,

Росою окропив сады,

А в колыханьях

неземного сада

Ловлю я волны

вечной теплоты.

Предчувствует Россия,

просыпаясь,

Что май несёт

рождение и свет

В заре, от зябкой ночи

согреваясь

Купается ромашковый

рассвет.

Седая даль

молитвенна и строга,

И корчится в лучах

ползучий тлен.

Май прогремел победой!

Слава Богу!

Святая Русь

поднимется с колен.

 

 

ОЖИДАНИЕ

В этой русской безотчётности,

В этой срубовой тиши

Утопали в неучённости

Неучтённые мужи.

 

Я потомок разувесистых

Старых лиственных пород,

Что хранит под коркой вечности

Неугаданный народ.

 

И, давясь своею силищей

В многотонные дела,

Мы впечатали судилища,

Чтобы Родина цвела.

 

Но предтечей за околицей

В ожидании росы

Чуть подрагивает конница,

Как на донышке души.

 

Может, в павшей человечности

Что-то истое взойдёт,

И над срубовою вечностью

Звездным дождичком прольёт?

 

 

МАРШЕВАЯ ПЕСНЯ

В двенадцать грохнул холостой,

И пушкари закрыли уши,

Ласкает дым пороховой

Слегка просоленные души.

 

Мой Севастополь сыт и пьян,

Надеждой, Верой и Любовью,

Но бастионный барабан

Бьют из небес походной дробью.

 

Давай помянем по второй,

Такой же горькой, как и первой,

Ещё зовёт последний бой,

И холостой щекочет нервы.

 

Легка пушкарская рука,

Зенит раскачивает небо,

А папиросины – века,

Сгорают серебристым пеплом.

 

Немым воспоминаньем лет

На равелины – бескозырки,

Слетают трепетаньем лент,

Пороховые белокрылки.

 

В двенадцать грохнул холостой,

И пушкари закрыли уши,

По тишине Большой Морской

Плывут просоленные души.

 

 

 Я РАСПЛАТИЛСЯ

Я расплатился извечной болью,

Я расплатился с тобой – духами.

Я расплатился с самим собою –

Стихами.

 

Над старым городом – старые песни,

Да и не песни вовсе, а руки,

Вдруг потянувшиеся к разлуке

Свечами.

 

Я прорываюсь – оставь записку,

Что ты ушла в магазин, за хлебом,

А мне осталось купить по списку –

Клин неба.

 

И тихо вянет на крайней полке,

Где замерзают следы и тени,

Мое, проколотое иголкой,

Сомненье.

 

Я расплатился с тобою светом,

Да и не светом, морскою водою,

С рябинкой, в солнечных эполетах,

Живою.

 

 

 

БАХЧИСАРАЙСКИЙ НАПЕВ

Сгорают наши свечи незаметно,

Как две луны на зеркале окна,

Тускнеют в синих сполохах рассветных,

Где много света, а любовь одна.

 

На дне реки в небесном отраженье,

Из белой гальки сложен млечный путь,

Напор воды в безудержном скольжении

Не позволяет прошлому уснуть.

 

Бесценное мгновение потока!

Лишь дальний шум остался в складках гор,

Лишь две луны из сонного востока

На запад уплывают до сих пор…

 

Сгорают незаметно наши свечи,

По капле приближая сырость дня,

По капле растворяя близость встречи

В тускнеющем дрожании огня.

 

 

 ГОРОД НА КРОВИ

Город на крови,

Маки зацвели.

 

Пули и шрапнель,

В арочную дверь.

 

Цоколь со звездой,

Севастополь мой…

 

Нас не победить!

Больше нечем крыть.

 

Город из свинца –

Кузница Творца.

 

Здесь чужак умрёт –

Город разотрёт.

 

Севастополь строг,

Нами правит БОГ

 

МЕСТНЫЙ, из высот,

Где полёг весь взвод.

 

А потом воскрес

В трепете небес

 

С Верой, да такой,

Что проймёт слезой

 

До твоих глубин,

Где ты с Ним один.

 

Севастополь – мой!

Цоколь со звездой…

 

Запись опубликована в рубрике Литературный клуб, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Литературный клуб Севастопольского отделения СЖР представляет стихи наших журналистов. Валерий Воронин

  1. Антон говорит:

    Отличные стихи! Прочитал с удовольствием.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *