Почему оппозиция не выходит за пределы Facebook

либеральная оппозиция, избиратели, президентская кампания, социальные лозунги, Ð°Ð½Ð°Ð»Ð¸Ð·В то время как европейские демократические партии активно контактируют с трудовыми коллективами и так называемым рабочим классом, российская либеральная оппозиция не выходит из зоны комфорта – что называется, в народ. Как показали итоги президентских выборов, аудитория, на которую оппозиция может повлиять своими месседжами, стремительно сужается. Так в чем же дело – в непопулярности либеральной повестки? Или же в невозможности донести эту повестку до людей, не входящих в городскую интеллигенцию?

Во время президентской избирательной кампании либеральные кандидаты Григорий Явлинский и Ксения Собчак сформировали свои программы таким образом, что она выходила за рамки городской интеллигенции: в них была масса социальных лозунгов, которые пришлись бы по душе и рабочему классу. Однако число встреч кандидатов с этими группами граждан было минимальным. Собчак и Явлинский агитировали вне рамок среднего класса весьма умеренно – телеведущая ездила по проблемным местам, включая свалки и разрушающиеся общежития. А основатель «Яблока» вел агитацию среди этого сегмента граждан больше виртуально, пообещав бесплатную раздачу земли в случае победы на выборах.

И если во время президентской кампании нежелание беседовать с людьми вне городской интеллигенции можно было объяснить нехваткой времени, то что мешает сделать это сейчас, когда выборы уже прошли, а количество проблемных точек по всей стране, где социальный протест может перерасти в политический, насчитывает сотни случаев? Однако в России с рабочим движением системно пытается взаимодействовать лишь КПРФ, и то не очень успешно – ведь партия боится и протестов, и проблем с властью.

Прослеживается среди отдельных деятелей оппозиции и снобизм:  некоторые политики вообще считают, что не они должны идти к избирателю, а он должен идти за ними. И если Владимир Путин выбрал для презентации своей предвыборной кампании автозавод ГАЗ, то оппозиция пока ограничивается лишь комфортной для себя площадкой Facebook и Youtube, не решаясь выйти за пределы соцсетей. Кстати, аналогичную ошибку совершила и кандидат в президенты США Хиллари Клинтон, штаб которой сделал ставку на образованный электорат крупных городов, в то время как Дональд Трамп ездил по провинции и разговаривал с рабочими. И победил.

Хотя винить только оппозицию в отсутствии обратной связи с широким электоратом совсем неверно. В целом разницу подхода взаимоотношений между партиями и рабочим движением можно объяснить тем, что в России и на Западе разные политические системы, разные исторические условия и разные политические руководители. В то время как в странах западной демократии партии поддерживают активные независимые профсоюзы и СМИ, поэтому политики апеллируют к общественности и борются за каждого избирателя, в России, в условиях «электорального авторитаризма», отсутствия независимых профсоюзов и телевидения, все решает лишь один «главный избиратель». Так что едва ли оппозиционерам дадут зайти дальше проходной любого крупного завода. Однако это вовсе не означает того, что не стоит и пытаться начать диалог с людьми, не входящими в привычный круг избирателей.

Источник: Независимая газета

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Актуально. Добавьте в закладки постоянную ссылку.