Адмирал Галлер: путь к «Последнему причалу»

В последнее время одним из наиболее популярных маршрутов «внутреннего» российского туризма стала поездка в Казань. В 2005 году столица Республики Татарстан Казань отметила своё тысячелетие. На праздновании этого юбилея Президент Российской Федерации Владимир Путин назвал Казань Третьей столицей России. А в 2009 году город Казань зарегистрировал в Роспатенте товарные знаки «Третья столица», «Третья столица России», «Третий город», «Третий город России»…

Действительно, этот город всегда представлял интерес, причём не только для наших соотечественников. Таких мест на самом деле у нас было и остаётся немало. К примеру, наш родной Севастополь, что, в общем-то, понятно. Ранее «закрытыми» были всероссийский город-ярмарка Горький (и раньше, и ныне – Нижний Новгород), а также целый ряд самых разных населённых пунктов – от небольших наукоградов до крупных промышленных центров. В них был ограничен въезд иностранцам в силу объяснимых «оборонных причин». Это в том числе объясняет и то, что, к примеру, в «застой» в Горький был сослан диссидентствующий академик Дмитрий Сахаров, а в хрущёвскую «оттепель-слякоть» в «закрытую» до 1967 года Казань на поселение отправили пьющего и много говорящего Василия Сталина. Здесь сын Вождя народов 19 марта 1962 года и закончил свою жизнь…

Василий Иосифович Сталин был похоронен на казанском старинном Арском кладбище. Об этом, в общем-то, было известно многим, но, как говорится о тех временах, в газетах об этом не писали. Впрочем, не писали нигде до времён перестроечной гласности. А вот в годы «горбачёвской перестройки» эти и другие представляющие интерес исторические факты из разряда «белых пятен» стали раскрашиваться. Со временем, 20 ноября 2002 года, останки Василия были перезахоронены на московском Троекуровском кладбище, а на Арском погосте остался памятник над пустой, символической могилой. Называется такое памятное место кенотафом. Кстати, и в Севастополе такие символические захоронения есть, например, памятник на кладбище Коммунаров с фамилиями моряков погибшего 30 августа 1974 года черноморского БПК «Отважный».

На «перестроечной волне» нам стали возвращаться имена людей и история событий, незаслуженно преданные забвению, исходя из политической конъюнктуры различных времён. Так в десятке шагов от кенотафа Василия Сталина на Арском кладбище появился памятник на символической могиле адмирала Льва Михайловича Галлера. Моряк, соединивший своими делами эпохи российской истории, вернулся к нам после десятков лет забвения.

Конечно, о Галлере, реабилитированном ещё в 1953 году, я и слышал, и читал. Но память не зацепила факт: его жизнь закончилась в Казани. Почему-то мне казалось, что он умер в тюрьме, в заключении. На самом деле это было не так, хотя речь и можно вести о заключении.

Когда я рассказал о своих планах съездить на «Рождественских каникулах» в Казань и желании посетить могилу Василия Сталина, адмирал Игорь Владимирович Касатонов рекомендовал: надо также воздать должное адмиралу Галлеру, которого уважал и ценил Первый заместитель Главкома ВМФ СССР адмирал флота Владимир Афанасьевич Касатонов. В интернете нашёл: на том же Арском кладбище есть памятник и ему. Думал, что его могила находится на Лютеранском участке, но оказалось, что кенотафы двух известных людей связали времена и поколения, события и дела, трагедии и Память. Их могилы – рядом с Мемориалом Славы.

Адмирал Лев Михайлович Галлер – настоящий Русский Моряк. Именно так – с больших букв. Перестройка с гласностью, как казалось, открыли нам многое, что раньше было под спудом забвения. Вместе с тем она породила ряд новых мифов, имевших последствия в виде новых исторических наслоений и искажений. Это, в частности, относится к информационным массивам о Красных и Белых, о Революции и Гражданской войне. Так рождались симпатии и культивировалась ненависть уже в новом формате. Как-то «чуть ли не вдруг» внуки комиссаров и сыны политруков запели о поручике Голицыне, пытаясь покопаться в своих генеалогических корнях, стремясь отыскать хоть какие-то дворянские отростки.

Историческая наука, несмотря на попытки сделать её конъюнктурной служанкой политических лидеров и режимов, точна. И доказанный факт весьма красноречив: в Гражданскую войну выходцы из Царского офицерского корпуса противостояли друг другу примерно поровну. На сторону Красных, по факту ставших наследниками и преемниками воинства Руси-Московии-Императорской России, а затем Совдепии-Советского Союза, теперь Великой России, стали десятки тысяч офицеров Армии и Флота. Не подались в «изгнание» «Великого исхода» и многие генералы с адмиралами. Среди них был и капитан 2 ранга Лев Михайлович Галлер (между прочим, в «былое время» перед его фамилией была приставка «фон» – фон Галлер), командир эскадренного миноносца «Туркменец Ставропольский».

В течение последних лет тридцати-сорока о нём написано и рассказано немало. Кроме многомиллионных по тиражу публикаций в периодической печати, свет увидели биографические книги, исследования. Их без особого труда можно найти в библиотеках или приобрести (например, Зонин С.А. Адмирал Л.М. Галлер: Жизнь и флотоводческая деятельность. – М.: Воениздат, 1991. (Советские полководцы и военачальники); Близниченко С.С. К 125-летию со дня рождения флагмана флота 2 ранга Льва Михайловича Галлера // Военно-исторический архив. – 2011; Служба для него была смыслом жизни. Судьба адмирала Л.М. Галлера // Военно-исторический журнал. – 2016, № 7). Поэтому в данном случае следует отметить лишь ряд важных моментов, связанных с его биографией, сказать о некоторых его качествах.

Кто-то называл его любимцем флота, но практически все, кто с ним служил и работал, независимо от личных отношений, подчёркивали: это умный, опытный, перспективно мыслящий Патриот России, для которого вся жизнь связана с Флотом. Собственно, как сказал поэт:

Превыше мелочных забот,

Над горестями небольшими

Встает немеркнущее имя,

В котором жизнь и сердце – Флот!

Адмирал Галлер был и практиком, и теоретиком, и созидателем Морской мощи Великой Державы. Во многом талантом и самоотверженным трудом именно этого человека к 1941 году был создан ВМФ СССР, с честью, как оценил И.В. Сталин, выполнивший свой долг перед Родиной. Многое Галлер успел сделать для Флота и после войны. Неслучайно его заслуги отмечались орденами и до 1917 года, и после. При этом особо отметим: он был удостоен двух советских орденов Ушакова I степени – случай из разряда не только примечательных, но даже знаковых.

Несколько строк из его послужного списка всё же стоит подчеркнуть: с января 1937 года Галлер – заместитель Начальника Морских сил РККА. С января 1938-го – начальник Главного морского штаба. С октября 1940-го – заместитель Народного Комиссара ВМФ по кораблестроению и вооружению. Во время Великой Отечественной войны руководил разработкой и строительством новых кораблей флота. С февраля 1947 года – начальник Военно-морской академии кораблестроения и вооружения имени А.Н. Крылова. А затем – ставшее знаменитым «Дело четырёх адмиралов», «Суд чести»…

Наступил трагический день. Тогда, 19 декабря 1947 года, с подачи Министра Вооружённых Сил Н.А. Булганина Л.М. Галлер вместе со своими сослуживцами, сподвижниками и соратниками адмиралами Н.Г. Кузнецовым, В.А. Алафузовым и Г.А. Степановым был предан «суду чести». «Первые лица» ВМФ были обвинены в том, что в 1942-1944 годах они передали Великобритании и США материалы по высотной парашютной торпеде, образцы этого нового оружия, карты двух островов и южного побережья Камчатки. Суд «без чести» признал их виновными и передал дело в Военную коллегию Верховного суда СССР. 3 февраля 1948 года Галлер был приговорён к 4 годам лишения свободы по пункту 17-а статьи 193 Уголовного кодекса РСФСР, 10 февраля лишён воинского звания адмирал.

Дальнейшая информация скудна: 20 февраля 1950 года Галлер был помещён в Казанскую психиатрическую больницу МВД СССР, а 12 июля скончался. В 1953 году, сразу после смерти И.В. Сталина, он был реабилитирован, а 13 мая того же года был посмертно восстановлен в воинском звании адмирал.

Откровенно говоря, до сих пор не могу понять и объяснить: Лев Михайлович Галлер умер не в тюрьме, где тела «поставленных к стенке» и по-разному «усопших» предавали земле под номерами. Постепенно безымянные могилы теряются. Адмирал же закончил свои дни в Казанской психиатрической больнице, существующей и поныне (сегодня это Казанская психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением).

Клиника эта с богатой историей – её летопись ведётся с 1869 года (Окружной дом для умалишённых, Окружная лечебница во имя Божьей Матери Всех Скорбящих, Казанская судебно-психиатрическая больница, Казанская тюремно-психиатрическая больница, Казанская специальная психиатрическая больница МВД).

Такой важный и необходимый акцент: в 1934 году в Казанскую психиатрическую больницу стали попадать и люди с политическими статьями. А 1 апреля 1939 года распоряжением Лаврентия Берии спецкорпус был переведён в прямое подчинение НКВД, таким образом была создана Казанская тюремная психиатрическая больница. Соответственно, с организацией, основанной на учёте, контроле и отчётности.

13 июля 1945 года заместитель Наркома внутренних дел СССР В.В. Чернышёв подписал положение о Казанской тюремной психиатрической больнице НКВД СССР. Согласно положению, в КТПБ содержались «душевнобольные, совершившие государственные преступления, содержавшиеся под стражей и направленные на принудительное лечение в соединении с изоляцией по определению суда или по постановлению Особого совещания при НКВД СССР» и «душевнобольные заключенные, осуждённые за совершение государственных преступлений, душевное заболевание которых началось в тюрьме в период отбывания срока наказания по приговору суда или постановлению Особого совещания при НКВД СССР».

За всю историю здесь побывало немало известных «пациентов» (авиаконструктор Андрей Николаевич Туполев, племянник Сталина Джонрид Александрович Сванидзе, «демократка-либералка» Валерия Ильинична Новодворская и др.). Небезынтересно: в Казанскую ТПБ был заключён в 1941 году и пребывал там длительное время первый президент Эстонии Константин Пятс. Также там находился Ян Пилсудский (брат Юзефа Пилсудского, властителя панской Польши).

В общем, «заведение» это весьма серьёзное. Поэтому и непонятно, как так получилось, что место захоронения Л.М. Галлера неизвестно. Думается, всё же где-то лежит «заветная папочка с тесёмочками» с соответствующей информацией. К слову, будучи в Татарстане, я побывал на «острове Буяне» – в Граде Свияжске. Там, на «закрытом» ранее острове, за монастырскими стенами также находились «спецучреждения для психических». Может, и Галлер сиживал в монашеских кельях? Хотя, пожалуй, это маловероятно, хотя «папочка» может ответить на любой вопрос.

Конечно же, случившееся с Галлером и его боевыми товарищами глубоко потрясло Моряка и Человека. Наверняка он, воспитанный в своё время на основе твёрдых принципов, не мог понять людей, которые лжесвидетельствовали против них. Произошедшее, естественно, вскоре сказалось и на здоровье – в условиях изоляции начался туберкулез, а затем не выдержала и психика…

По заключению судебно-психиатрической экспертизы, с 20 февраля 1950 года он содержался в Казанской психиатрической больнице МВД СССР. Умер 12 июля 1950 года. Диагноз был прост и страшен: «причина смерти – туберкулез легких открытой формы, двухсторонний экссудативный плеврит, глубокое органическое слабоумие на почве сосудистого поражения мозга»…

Решением, подписанным тем же Булганиным (но уже Министром обороны), уже в мае 1953 года честное имя адмирала было восстановлено. Но… не более того. Справедливость стала восстанавливаться в приемлемом формате гораздо позже.

Казань стала, как говорят и пишут, «последним причалом» русского офицера, выдающегося русского, советского адмирала, человека долга и чести. Но всё же, на мой взгляд, «причалом символическим» – ведь есть же место, где Лев Михайлович Галлер действительно захоронен.

И всё же радует, что Память мало-помалу торжествует. В 1999 году благодаря спонсорской помощи Татфондбанка на Арском кладбище, в почётном месте, где хоронят защитников Родины, был установлен достойный памятник адмиралу. Памятный ритуал стал знаменательным событием – в церемонии возложения венков к обелиску принял участие и Рустам Минниханов, тогда Премьер-министр Татарстана. Летом у монумента всегда лежат живые цветы. Зимой, конечно, иначе. Однако он всегда на виду в силу почётного мемориального места, где установлен.

Январь в Казани снежен и морозен – на градуснике за минус 20. У памятника – снега выше колен. Сложные чувства испытываешь у могилы, в которой никто на самом деле не упокоен… Подумалось: на самом деле это всё-таки не последний адмиральский причал. Да и флагману – не место у стенки. Флагман-корабль должен быть на ходу. И такой флагманский корабль давно надо было бы построить. Как минимум, фрегат «Адмирал Галлер». Для Флота России XXI века.

Капитан 1 ранга Сергей Горбачев

Севастополь-Казань

Памятник Галлера

Запись опубликована в рубрике Авторитетно, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *