Я бы в блогеры пошел

  В России может появиться профессия «блогер». Владимир Путин не исключил формализацию работы людей, которые ведут дневники и каналы в интернете, и заявил, что государство заинтересовано в этом.

«Чихание — маленький оргазм», «Как сделать оберег для руки своими руками», «Основные правила осенней фотосессии», «Урок, как из трусов сшить модную фэшн-кофту» — такими видео прославилась 38-летняя Наталья Краснова, которая в ходе прямой линии с президентом и задала вопрос о том, будет ли легализована и узаконена в России профессия блогера. Наталью представили как лидера мнений, в своем Instagram и на YouTube-канале лидер демонстрирует двухмиллионной аудитории глубокое декольте и «факи», рекламирует средство от похмелья и раздает советы: «Бабы, запомните: если вы отправляете своему мужику фото своей писи, он покажет это фото всем».

Наталья хочет, чтобы ее труд был признан государством, и гордится своим выступлением: «Была задача — наладить диалог между правительством РФ и блогерами той же РФ. Задача выполнена». Ее поддерживает и председатель комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи, секретарь Союза журналистов России Леонид Левин, который заявил, что организация готова содействовать легализации в стране профессии блогера, а соответствующая специальность может появиться в российских вузах. На заседании экспертного совета молодых журналистов и блогеров при Молодежном парламенте Госдумы тоже намерены обсудить идею формализации профессии. «Блогеры давно играют не последнюю роль в формировании информационной повестки, не меньшую, чем это делают СМИ. При этом нужно разделять рядовых пользователей и тех, кто занимается этим профессионально»,— заявил председатель совета Илья Зотов.

Правда, еще не сообразили, как это сделать. «Мы не можем регулировать блогосферу, так как мы не понимаем, кто сегодня является блогером»,— волнуется Антон Горелкин, член комитета Госдумы РФ по информационной политике, информационным технологиям и связи. Действительно, не всякая комиссия отделит профессионала от рядового пользователя даже среди приглашенных на «Прямую линию», вот кто, к примеру, более профессионален: Наталья со своими постами «Как класть на тех, кто хотел класть на тебя» или Артем Хохоликов, который позирует перед подписчиками в женских лифчиках и создает опросы: «Нaсколько вы любитe eсть? Нaпиши числo от 0 до 10»?

Тем более что этим серьезным навыкам пока в вузах и вправду не учат. Зато курсов типа «Как стать успешным блогером и начать зарабатывать деньги» достаточно, рынок давно сориентировался. Профессор Университета прикладных наук Оффенбурга (Германия) Матиас Бартль говорит, что дети, рожденные после появления YouTube в 2005-м, выросли в окружении контента от популярных видеоблогеров и поэтому всерьез считают блогерство карьерой. А каждый третий британский ребенок в возрасте от 6 до 17 лет, по результатам опроса 2017 года, о котором сообщает Bloomberg, хочет работать видеоблогером — это в 3 раза превышает количество детей, которые хотят стать врачами.

В России подобных исследований не проводилось, но желающих сиять на небосклоне интернета и у нас немало. Кто сейчас знает имена космонавтов? Ольгу Бузову, за полгода заработавшую, по данным Российского исследовательского агентства блогеров (РИАБ), на одной лишь своей страничке в соцсетях 47,7 млн рублей, знают все дети и подростки. Знают и Юрия Дудя, который, согласно РИАБ, за одно рекламное размещение в своем шоу сейчас берет 1,2 миллиона рублей. Не сравнить, конечно, с Ким Кардашьян, которая за рекламный пост требует 500 тысяч долларов, но все же. «По оценке 2017 года, объем рекламы в российской блогосфере оценивается в 5 млрд рублей. Но нам кажется, что это даже занижено»,— говорит Екатерина Патюлина, основатель компании «Авторские медиа».

Это, конечно, приблизительные цифры, налоговые декларации наши блогеры не всегда заполняют, а источники их дохода бывают очень разные. Но все догадываются. «Мы знаем, за счет чего живут блогеры, в том числе за счет рекламных денег, правда?» — отметил и президент России. Поэтому жить так, быть богатыми и знаменитыми, как Бузова, Кардашьян, Дудь и Саша Спилберг, мечтают многие. И этому их могут научить за отдельную плату. Во всяком случае, обещают научить. Желающие могут съездить в летний лагерь для блогеров в США или Европу, а могут — в летнюю школу видеоблогеров в Крым, где преподают профессиональные операторы, режиссеры и блогеры-подростки: там учат не только «правильно пользоваться камерой, настраивать свет, записывать звук, монтировать», но и «разрабатывать концепцию собственного канала, продвигать и монетизировать видео». В Екатеринбурге юных видеоблогеров готовят с 9 лет: «Дети получат полезные навыки и умения, которые будут отражены в итоговом проекте и в портфолио», Санкт-Петербургская школа телевидения проводит занятия для будущих лидеров мнений от 8 до 16 лет, в Новосибирске предлагают обучение в Школе пенсионеров-блогеров, а в Москве во Всероссийскую школу блогеров заманивают названиями предметов вроде «Instagram как путь к славе и деньгам. Оформление, контент, продвижение».

Кажется, что быть популярным в Сети очень просто — кастингов нет, барьеров почти не существует, каждый найдет свою аудиторию: «рубить бабло» умудряются и пенсионеры, и детсадовцы.

Так, в Instagram 85-летняя Валентина Кулешова привлекает подписчиков и рекламодателей своими воспоминаниями — о войне, о похоронах Сталина. А четырехлетняя Катя Твардовская и ее братик Максим набирают на YouTube по 60–80 млн просмотров, просто собирая конструктор или укачивая кукол, в среднем их родители, по оценкам агентства WildJam (эти данные приводятся РБК), зарабатывают на этих простеньких видео, которые с удовольствием смотрят такие же маленькие подписчики, примерно 200 тысяч долларов в месяц.

Но даже если блогерство и станет официально профессией, успешными в ней будут единицы, как в Голливуде. Согласно данным исследования Оффенбургского университета прикладных наук, 96,5 процента пользователей, мечтающих стать YouTube-блогерами, не получат доход, сопоставимый даже с прожиточным минимумом американцев: сейчас только 3 процента популярных YouTube-каналов приносят их создателям около 16 800 долларов в год, что немногим превышает размер прожиточного минимума в США (он равен 12 140 долларам). Но ведь для России — нормальные деньги. Минус налоги. Плюс пенсия. И трудовая книжка.

Материалы подготовили Наталья Радулова, Кирилл Журенков

Источник: Коммерсант.ru

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Новости, Пресс-кафе. Добавьте в закладки постоянную ссылку.