Сколько символов составляла норма – «тысяча слов» фрилансера Джека Лондона

14 мая в России уже в 13 раз отмечался День фрилансера. Слово «фрилансер», которое первоначально означало в средневековой Англии «свободный копейщик» («free» – свободный, независимый, «lancer» – всадник с копьем, отсюда, кстати, и пошли кавалеристы-уланы), сегодня служит для обозначения целой общности представителей различных профессий, которые имеют возможность работать без обязательной привязки к станку, столу или стенам офиса.

Это журналисты, программисты, переводчики, фотографы и т.п. Конечно, фрилансеры были всегда, ещё со времен славного рыцаря Айвенго (термин «фрилансер» впервые употребил Вальтер Скотт в романе «Айвенго» в 1819 году для описания средневекового наёмного воина), но расплодились настолько, что даже заслужили собственный праздник, только в эпоху Интернета. Поэтому фриланс получил особенное распространение в журналистике, рекламе, копирайте и других видах деятельности, связанных с написанием текстов. И можно утверждать, что День фрилансера – это младший двоюродный братик нашего Дня печати.

Однако оказалось, что некоторые индивидуумы, на полном серьезе считающие себя фрилансерами-копирайтерами и даже (страшно произнести русскому человеку) фрилансерами-контент-менеджерами, даже не знают, в каких единицах  измеряется их труд, то есть Слово.

Об этом и пойдет речь…

Пожалуй, что работниками-фрилансерами до изобретения телефона-телеграфа-Интернета, главным образом, были писатели «на вольных хлебах». Хотят – пишут, не хотят – не пишут, а где они пишут, в какое время дня и года – редакторов-издателей абсолютно не волновало – лишь бы результат был. Правда, писатель достаточно часто бывал повязан контрактом: к примеру, обязательством выпустить за год книгу (роман, серию рассказов) объемом, допустим, 10 печатных листов. Но и здесь он имел полную свободу решать где и сколько ему трудиться.

Однако перед таким писателем-фрилансером возникала дилемма:  как организовать свою деятельность с тем, чтобы успеть сдать свою работу в полном объеме к указанному сроку. Так в чем же причина результативности писательского труда? Тут, конечно, можно ждать, когда тебя осенит вдохновение: осенит – хорошо, не осенит – что-то написать в последнюю ночь, как студент перед экзаменом. Но самый рациональный вариант – распланировать свою работу. И вот он, вопрос: в каких единицах измерения ставить себе задачу – в авторских листах, в рукописных страницах, в количестве слов, строк, букв, символов?

Наиболее уважаемая и симпатичная мне фигура писательского цеха и,  к тому же, классический фрилансер старого поколения – Джек Лондон. С детских лет я помню, что Джек установил себе норму – тысячу слов в день, которой придерживался практически все годы своей работы (без фанатизма, конечно, но достаточно жестко). Кстати, и платили ему за произведения тоже – за слово. В понятие «слово» входило всё: существительные-прилагательные, предлоги-междометия и т.п., разделяемое пробелами.

Была, правда, и другая гонорарная единица измерения – «строка». Но в эпоху до изобретения пишущей машинки строками объем произведения было подсчитать трудно, а тем, кто таковым пользовался, открывался широчайший простор для жульничества. Яркий пример тому – блестящий Александр Дюма, тоже типичный фрилансер, постоянно нуждавшийся в гонорарах. Он даже имел титул мастера короткого диалога. Вот пример тому из «Трех мушкетеров»:

– Так вы, значит, выписали анжуйское вино? Ну и лакомка же вы, д’Артаньян! – сказал Портос.

– Да нет же! Это то вино, которое прислано мне от вашего имени.

– От нашего имени?! – хором воскликнули три мушкетера.

– Скажите, Арамис, это вы посылали вино? – спросил Атос.

– Нет. А вы, Портос?

– Нет.

– Если это не вы, – сказал д’Артаньян, – то ваш трактирщик.

– Наш трактирщик?

– Ну да! Ваш трактирщик Годо…

Строк – целых десять, а слова всего 62. А часто еще и всякие междометия – слова из одной-двух букв отдельной строкой. Как говорится, «ничего личного, просто – деньги»… Эх, Дюма, Дюма!

Потом, с появлением печатной машинки и машинописного листа фиксированного размера, строка превратилась в четкую единицу измерения – 26 «ударов» пишущей машинки. Строку еще хорошо помнят издатели и журналисты зрелого возраста. Именно «сто строк» – 100 строчек по 26 «ударов» пишущей машинки в каждой строке, были нормой в большинстве новостных газет, и не только.

Но в век цифровых технологий, обе единицы измерения произведения, и «слово», и «строка», приказали долго жить. На смену им пришли «символы» («символы с пробелом»). Измерять ими – одна красота: пецнул ссылку «Счетчик» или «Статистика» в любом текстовом редакторе – тебе и высветились все данные – количество символов,  символов с пробелом, слов, строк, абзацев, листов…

Ну, а если нет такой волшебной кнопочки – то перевести строки в символы очень просто: 100 машинописных строк по 26 «ударов» машинки в каждой – 2600 символов, с пробелом, естественно. Но вернемся к Джеку Лондону…

В английском языке слово (как во времена творчества Джека, так и сейчас), в среднем, состоит из четырёх с половиной букв. Получается, что одно «лондоновское слово» – пять с половиной символа, включая пробел. А его дневная норма при таком раскладе – 5500 символов или, если по старинке, – 212 строк. То есть, Лондон выполнял две минимальные нормы советского журналиста, причем, ежедневно, невзирая на выходные, праздники, отпуска и больничные. Так что, пожалуй, получится даже три такие нормы. Вот, пожалуй, и секрет его литературной результативности.

А вот в русском языке слово состоит, в среднем, из 7,5 символов – т.е. значительно «больше», чем слово английское. Но если оплачивать труд автора за символы, а не за слова, то будет всё по-честному: что для русского, что для англоязычного автора (сразу отмечу, что для поэтов с их стихотворными строками расчеты производятся несколько по-другому).

Итак, для удобства оценки работы автора, наборщика, корректора, переводчика, верстальщика, редактора и т.п., привожу некоторые проведенные мною лично расчеты.

Взята стандартная страница программы Word: формата А-4 (297х210 мм), вертикальной ориентации со стандартными («вёрдовскими») полями по умолчанию: 2 см – по вертикали, 2 см – по горизонтали, 3 см – слева, 1,5 см – справа.

При наборе типового (разговорного) русского текста, на одном таком листе, в среднем, получается 3500 символов (с пробелом).

В эксперименте используется также стандартный шрифт гарнитуры Times New Roman, кегль 12 пунктов, интервал обычный, масштаб (ширина символов) 100%, без смещения и кернинга, абзац стандартный – 1,25 см, без отступов и интервалов (они «нулевые»), межстрочный – одинарный (автоматический интерлиньяж).

Если, допустим, увеличить кегль (размер шрифта) с 12-ти до 14 пунктов при сохранении всех остальных его характеристик, то на листе останется около 2800 символов (400 слов).

Если вы используете другие гарнитуры и размеры шрифта – тогда один раз подсчитайте сами или же доверьтесь счетчику. Я, например, практически всегда для черновиков использую Arial 16-го калибра (размера). Мне так удобнее…

Безусловно на расчеты повлияет сам характер текста: будет ли это роман в духе того же Александра Дюма или же физико-математическая научная статья в один абзац. Но разница не должна превысить 10%.

Таким образом, если бы Джек Лондон писал своего «Мартина Идена» на русском языке и использовал при этом компьютер и текстовый редактор Word с Times New Roman  14-го кегля, то его дневная норма составила бы ровно три стандартные страницы А-4!

Много это или мало для вас – смотрите сами. Кстати, не исключено, что если просуммировать ваши ежедневные «комменты» в соцсетях, то получится никак не меньше. Можете сделать смелый эксперимент – скопировать все тексты (включая и смайлики), которые вы за день написали в соцсетях, на одну «вёрдовскую» страницу, а затем запустить счетчик.

Всё, пользуйтесь! Зная количество распечатанных листов и параметры использованного при его наборе текста, можно сразу приближенно рассчитать объем произведения. Естественно, таблицы, графики, формулы, иллюстрации и т.п. во внимание не принимаются (это учитывается техническим редактором при окончательном расчете объема подписываемого к печати издания).

В серьезных изданиях количество авторского труда измеряется в авторских листах: один авторский лист равен 40 000 символам «голого текста». Но один авторский лист также составляют 700 строк стихотворного текста или 3000 кв. см воспроизведённого авторского иллюстрационного материала (графиков, рисунков, таблиц).

Если, опять же, ориентироваться на «лондоновскую» норму, то при таких темпах один авторский лист будет покорен за 6 дней. А стандартная современная книга на 10 авторских листов будет выполнена ровно за два месяца. В год – шесть произведений.

Будет что оставить потомкам!

Кстати, написав для вас эту заметку, я использовал 1275 слов или же 9100 символов, включая заключительную точку (несколько иначе – ред.). При этом приведенную цитату уважаемого Александра Дюма я также включил в статистику, поскольку имею на это полное право. Так что дневная норма Джека Лондона мною выполнена и перевыполнена. А редактор советской газеты засчитал бы мне за этот подвиг ровно 350 строк и, возможно, выписал премию.

Ну, а о качественных показателях писательской работы давайте-ка, фрилансеры, поговорим как-нибудь отдельно. Ибо оценка эта весьма и весьма субъективная…

Леонид Кручинин, член Союза журналистов России

 

На фото: Джек Лондон пишет роман «Мартин Иден» для орегонского журнала «Пасифик Мансли», находясь посреди Тихого океана на яхте «Снарк», 1907 год.

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Авторские колонки, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.