АЛГОРИТМ МЫТАРСТВ И МЕТОДИКА ЗАКИПАНИЯ ПРОТЕСТА

До каких пор севастопольские чиновники будут испытывать терпение рядовых граждан?

 

Оценивая эффективность работы в Севастополе различных разрешительных структур, возникает ряд вопросов к руководителям органов власти. И именно с учетом крайне ограниченного доступа к представителям властных структур города, на фоне не меняющихся годами методов работы этих структур, возникает потребность апеллировать к федеральным чиновникам, курирующим Крым и Севастополь.

На местных севастопольских сайтах и в программах местного телевидения можно проследить ряд конфликтов между владельцами особняков в урочище Ласпи и Балаклавской долины с властными структурами Севастополя, контролирующими правомочность жилой застройки, в том числе и в заповедных зонах Южного Крыма, относящихся к севастопольскому градоначальству. Как следует из этих сообщений, по судебным решениям значительному числу владельцев проблемных объектов, «случайно»(?) попавших на территорию природных заказников, придется распроститься с нажитой непосильным трудом недвижимостью. По большей части – это валютные миллионеры, но, из чисто человеческого сострадания, им стоит посочувствовать, так как все предыдущие годы они ощущали себя полноценными и законными владельцами поместий и дворцов.

В каждом из рассмотренных судом дел анализировались материалы и документы, позволившие этим господам приобретать участки земли и строить дома в самых престижных заповедных зонах Крыма. Ряд земельных споров по сей день рассматривается судами, периодически сопровождается гневными митингами граждан, обличающих власть. Похоже, что с учетом финансового и социального веса обиженных застройщиков процессы эти продлятся не один год. Будем считать, что у богатых – свои проблемы и свои методы их решения.

Немало споров и протестов граждан Севастополя вызвала публикация «перспективного» градостроительного плана, проекты которого, что называется, готовы «по-живому» кромсать районы старой традиционной городской застройки. Не последнюю роль играют в этих спорах управление имущественных отношений города и структура городского кадастра. Уже только поэтому у них, должно быть, дел невпроворот.

Вполне естественно, что так называемые «земельные» споры и проблемы регистрации жилой недвижимости волнуют не только миллионеров, но и рядовых граждан, пытающихся зарегистрировать земельные участки либо дома, построенные на садовых участках. Для того, чтобы изучить эту проблему, что называется, «изнутри», я решил зарегистрировать установленным порядком дом на садовом участке в кооперативе «Парус». Предварительно ознакомившись с федеральным законом и существующими местными требованиями, я, в общем-то законопослушный гражданин, решил пройти все этапы оформления жилой недвижимости, построенной на стандартном участке в рядовом садовом кооперативе.

С полной уверенностью в том, что наметились положительные тенденции в работе городских и муниципальных структур, занимающихся разрешительной деятельностью, я как рядовой гражданин, не ищущий быстрых путей в достижении, казалось бы, таких простых и понятных целей, пошел стандартным, прописанным соответствующим законодательством и местными требованиями путем.

Для начала в кадастровом центре на улице Леваневского на Северной стороне Севастополя я выписал «алгоритм» – все рекомендованные инструкцией этапы решения проблемы регистрации недвижимого жилья в городе. Собрав все необходимые документы, в начале июня прошлого года я обратился к официально зарегистрированному в городе кадастровому инженеру. Причем выбрал специалиста, пользующегося заслуженным авторитетом в этой области. Не прошло и полутора месяцев, как все операции по межеванию участка и по первичному оформлению дома специалистом кадастра были завершены. При этом следует учесть, что кадастровый паспорт на земельный участок был получен задолго до описываемого мной процесса. Теперь мне предстояло явиться в кадастровый центр с материалами, оформленными на электронном диске.

Согласно записи в электронной очереди, срок подачи документов был назначен на 1 ноября – то есть, я ждал своей очереди без малого два месяца. Кстати, начальник отделения регистрации жилой недвижимости городского Кадастра господин Жуков на мои претензии по срокам исполнения документов, «естественно»(?), числил «работное» время городского КАДАСТРА только с момента подачи документов на электронном диске. Без привычной для таких учреждений суеты документы в кадастровом центре были признаны правильно оформленными и приняты к исполнению. Срок получения долгожданного свидетельства был назначен на 27 декабря 2017 года, то есть мне предстояло ждать очередные два месяца.

Прибыв в кадастровый центр к назначенному сроку, я был «приятно» удивлен заявлением, что у работников центра новогодний корпоратив, но в качестве исключения, сделанного для меня как члена Союза журналистов России, оператор центра вошла в базу данных и выяснила, что документы на дом к обозначенному сроку… не оформлены. Более того, по выявленным замечаниям мне было объявлено о «приостановлении рассмотрения моих документов» сроком на ТРИ месяца(!!!) – якобы для устранения выявленных специалистом замечаний. При этом мне настоятельно рекомендовалось подать диск с исправлениями до начала Нового 2018 года (как будто это что-то могло решительно изменить).

В тот же день, получив распечатку замечаний, оформленных каким-то особым кодом, я поспешил к кадастровому инженеру для внесения изменений на очередной электронный диск. Потом уже выяснилось, что Новогодние каникулы у работников кадастрового центра длились с 27 декабря до 12 января… из-за срочного(?) и неотложного(?) косметического ремонта помещений. Приняв диск с изменениями, внесенными кадастровым инженером, работники центра не предъявили каких-либо претензий и назначили очередной срок готовности свидетельства на 2 февраля, посоветовав подойти позже, 7-8 числа.

Придя в кадастровый центр 10 февраля, я узнал, что документы не готовы и ВООБЩЕ не стоит беспокоить работников до истечения «отказного срока», то есть до 9 марта.

Я не стал перечислять фамилии работников кадастрового центра на улице Леваневского, принимавших у меня документы и активно морочивших мне голову, только потому, что они убедили меня в том, что их роль ограничивается механическим сбором и отправкой в городской центр Кадастра собранной информации и никоим образом не влияет на качество и быстроту ее обработки. Тут же «знающие» коллеги подсказали мне, что при очередной задержке в обработке документов, принятых к исполнению, мне грозит выход на повторный круг оформления бумаг, начиная с подачи заявки.

При каждом посещении кадастрового центра его работники спрашивали меня, почему я не воспользовался возможностью быстрого оформления свидетельства, официально проплатив «известную сумму». Эта мера, по их убеждению, стала бы гарантией быстрого прохождения и гарантированного оформления свидетельства. Кстати, этот факт вызывает разные мысли по возможному стимулированию работы работников городского кадастра. Любопытно было бы узнать, насколько правомочна и законна такая мера?

Убедившись в том, что процесс оформления документов может затянуться до бесконечности, я решил не дожидаться истечения критического срока приостановления, вынесенного на 9 марта сего года, и посетить городской центр Кадастра.

Как выяснилось, запись к ответственным чиновникам этого центра производится за две недели, а прием записавшихся производится еженедельно по средам с 14 до 18 часов. В надежде задействовать свой административный ресурс я пробился на прием к заведующему подразделением, занимающимся непосредственно оформлением жилой недвижимости.

Молодой человек располагающей внешности (господин Жуков), узнав, что моей фамилии не было в списках на прием, согласился меня выслушать только по предъявлении мной журналистского удостоверения. Взяв за основу мои документы по оформлению дома, Жуков из базы данных вывел на принтер три листа информации, в которых (якобы) прослеживались ошибки, допущенные кадастровым инженером. Мне же было предложено в кратчайшие сроки внести изменения и дополнения, указанные в свежей распечатке. И опять-таки Жуков мне настоятельно рекомендовал внести исправления до 6 марта – до срока окончания отсрочки в исполнении документов, с учетом грядущих праздничных дней.

Проблем нет. Контора кадастрового инженера располагается в десяти минутах ходьбы от городского центра Кадастра. Я тут же показал ему последнюю «распечатку», выданную мне господином Жуковым. Поскольку у нас имелась предыдущая распечатка замечаний от 27 декабря 2017 года, была возможность сравнить обе бумаги. Тут же выяснилось, что в обоих документах, оформленных по разной форме, фиксировались одни и те же недочеты, которые уже были устранены на диске, который был подан в кадастровый центр 12 января 2018 года. Стало ясно, что непосредственные исполнители центра Кадастра за истекший месяц не удосужились внести корректуру и принять документы к оформлению.

Кадастровый инженер, имея немалый опыт в решении подобных проблем, посоветовал мне, не теряя времени, вернуться в центр Кадастра и обратиться к одному из основных ведущих специалистов центра – Эмину Рустамовичу Муртазаеву, работающему в кабинете № 520 городского центра Кадастра, прием в котором, как и у начальника, проходит по средам с 14.00 до 18.00. Расчет был на то, что к концу рабочего приема я смогу предъявить претензии непосредственному исполнителю документов.

В небольшом коридоре, ведущем к 520-му кабинету, я застал толпу, состоящую, как минимум, из полусотни человек. Суть дела не менялась от того, что некоторые из «соискателей» одновременно пытались пробиться и к заместителю управления Кадастра, принимавшему в те же часы, отводимые чиновникам по средам. Выяснилось, что большинство присутствовавших в коридоре граждан не числится в списках на прием, а находятся здесь в ожидании чуда, рассчитывая на то, что по окончании приема по спискам чиновник вдруг(!) соизволит принять просителей по «живой» очереди.

В этой ситуации, по здравому размышлению, мне следовало спокойно отправляться домой, но из чисто журналистского любопытства я решил дождаться конца официального приема. Тем более, что, по слухам, чиновники иногда принимали просителей и после обусловленного распорядком времени.

В целом очередь делилась на два потока: один – к исполнителю Муртазаеву, второй – к Антипову. Как я выяснил, в очереди были владельцы домов, земельных участков, участники межевых споров, владельцы домов и участков, прежнее оформление которых «при Украине» ставилось под сомнение положениями российского законодательства. Среди соискателей преобладали женщины и мужчины весьма преклонного возраста. Особо среди «соискателей» выделялись дамы и господа, подъехавшие к центру Кадастра на автомашинах представительского класса.

Не удивительно: к концу приема страсти в очереди накалились, усиливаясь всякий раз при появлении очередных посетителей, внесенных в официальную очередь. Больше всего люди были возмущены бесконечными проволочками с оформлением их запросов по решению земельных споров или по оформлению земельной недвижимости.

Выяснилось: при громадном стечении народа каждый из чиновников, ведущих прием, может принять в отведенные часы не более 20 человек. А что делать остальным? Видимо, отработанная многолетней практикой норма приема посетителей не превышает 20 человек. Именно столько и числилось в официальных предварительных списках. Уже только поэтому лично к ним – претензий у меня нет. Я даже невольно проникся уважением к работе этих людей. Но почему тогда ответственных исполнителей так мало? Почему на прием отводится только 4 часа в неделю?

Неудивительно: присутствовавшие в центре «соискатели» во всем винили городские власти, не обеспечивающие нормальную работу центра, особенно отдела регистрации права и кадастра жилой недвижимости. Если бы я записал все претензии и особо – пожелания в адрес этой власти, то мне бы не хватило часа на их озвучивание. С полной ответственностью могу сказать, что будь этот «очередной» контингент моложе и покрепче, то из него можно было «по горячке» сформировать штурмовую роту и повести ее на штурм городской мэрии с целью наказания виновников своих мытарств.

В той же очереди звучали голоса возмущенных граждан, уверенных в том, что в столице те же вопросы решаются без всяких проблем. Судя по информации центральных телевизионных каналов, это действительно так. А если еще нет, так, быть может, возмущения и протест севастопольцев против чиновничьего беспредела помогут и москвичам? И это при том, что Севастополь причислен к городам федерального значения наравне с Москвой и Петербургом.

Словно в насмешку над складывающейся ситуацией недавно была озвучена информация Законодательного Собрания Севастополя о продлении на год для жителей города «дачной амнистии». Выступавший на заседании Заксобрания Вячеслав Горелов мотивировал необходимость продления «дачной амнистии» прежде всего большими очередям в кадастровый центр. Быть может, для начала, чтобы определиться с реальными сроками решения проблемы, стоило бы ввести дополнительно в штат отдела 3-4 квалифицированных специалистов по кадастру жилой и земельной недвижимости и увеличить часы их работы с гражданами города?

Невольно возникает подозрение, что в системе республиканского и федерального кадастра имеются чиновники, заинтересованные в обострении социальной напряженности в Севастополе. В нынешней ситуации все отговорки о проблемах с бюджетом, с «гнетом» жестких санкций против Крыма выглядят, в лучшем случае, неубедительно – как-то близоруко и мелкотравчато.

Видимо, для кардинального решения проблемы следует принять решительные меры по улучшению работы с гражданами кадастрового центра. Было бы разумно поручить компетентной и правомочной комиссии изучить проблему и наметить пути ее решения. Потребность в этих мерах, похоже, не только назрела, но и перезрела. И не только в Кадастре… Как бы не пришлось собирать «урожай» в виде акций гражданского протеста…

Борис Никольский,

член Союза журналистов России

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Авторские колонки, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.