ТРИ НЕДЕЛИ, ПЕРЕВЕРНУВШИЕ…

Кто четыре года назад мог предположить, что за 20 дней Крым и Севастополь сумеют совершить исторический прыжок, на который в лучшем случае отводятся десятилетия? Что, почему, как, зачем произошло? Эти и другие вопросы, как ни удивительно, по-прежнему актуальны.

Берясь за эти заметки-размышления, отгонял от себя навязчивые «стандарты» названий всем известных произведений, повествующих о потрясениях, так или иначе пережитых Севастополем, Крымом, Украиной и Великой Россией в разное время. Тут и «Севастопольские рассказы» Льва Толстого (по их аналогии – «Севастополь в феврале» или «Севастополь в марте»), и бунинские «Окаянные дни», и «Десять дней, которые…» Джона Рида, и другая классика. То, что случилось и происходит в Крыму и Севастополе, вполне вписывается в канву уже когда-то сказанного русскими и иными литераторами. Их нынешние последователи давно «заточили» и «тупят» перья, чтобы плести нить своих повествований – от пролога до эпилога. Скомпоновать и выстроить их сюжет – и не один! – фабула однозначно позволяет…

Вместо пролога

Многое из случившегося в Русскую весну, как это ни странно, или неизвестно широким кругам самой разной общественности, или, наоборот, казалось бы, очевидные вещи и события подвергаются сомнениям. Как представляется, это не только объяснимо – это, пожалуй, даже естественно в силу целого ряда обстоятельств. Обусловлены они многими факторами, но, наверное, главный из них – чрезвычайная сложность феномена «возвращения в родную гавань».

К примеру, даже многие россияне «с материка» удивляются явке на общекрымский референдум 16 марта 2014 года. Даже юристы сомневаются в правовой «чистоте» всенародного волеизъявления, хотя всё было сделано чин чинарём – комар носа не подточит: в правовом поле Украины существовавшие избирательные комиссии организовали процесс так, как и положено. По Закону и по Совести. Во имя Правды и Справедливости.

Аргументируя свою позицию в отношении правомерности референдума о статусе и принадлежности Крыма и Севастополя, и политики, и авторитетные представители экспертного сообщества в том числе ссылаются на «косовский прецедент». Так, в заявлении МИД России о принятии Декларации о независимости Автономной Республики Крым и города Севастополя делалась ссылка на него же. В этом судьбоносном для Русской Тавриды и города русской славы документе содержится международно-правовое обоснование данного шага со ссылками на Устав ООН и другие правовые акты, в том числе заключение Международного суда ООН от 22 июля 2010 года по Косово.

Его смысл заключается в том, что одностороннее провозглашение независимости частью государства не нарушает какую-либо норму международного права. Этот вывод тогда поддержали представители США, Великобритании, Франции, Германии, Австрии, Дании и ряда других стран. Кстати, в свое время такое развитие событий вокруг Косова поддерживал и глава украинского внешнеполитического ведомства при «оранжевой власти», впоследствии 16-й «временный» самопровозглашенный премьер-министр Украины Арсений Яценюк. Поэтому решение парламента Крыма, принявшего 11 марта 2014 года Декларацию о независимости АРК, представляется абсолютно правомерным. Особенно с учетом складывавшейся в течение последних четырёх лет внутриполитической ситуации на Украине. К слову, в этой связи мне вспомнилась одна из встреч, после которой появилось, на мой взгляд, довольно смелое интервью, опубликованное в ряде СМИ.

В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ «стало модно» организовывать всякие разные форумы в Ливадийском дворце, знаменитом прежде всего проведением в нем Ялтинской конференции союзников по антигитлеровской коалиции. Тогда, в феврале победного 1945-го, в его стенах И. Сталин, Ф. Рузвельт и У. Черчилль определяли формат и краски послевоенной картины мира. Ставший историческим Белый зал дворца нынче активно используется для саммитов и конференций. В нем-то, чуть ли не на том же самом месте, где заседала «большая тройка», в ожидании почему-то задержавшегося транспорта продолжался разговор, не уместившийся в рамки международной конференции, организованной московским Институтом стран СНГ.

В ее работе принимал участие непререкаемый авторитет в дипломатических кругах – первый заместитель председателя Комитета по международным делам российского парламента Юлий Квицинский. На самом форуме Юлий Александрович выступил ярко и убедительно, но ряда, как мне казалось, принципиальных для «украинского» в то время Крыма проблем он лишь коснулся. Тогдашний Генконсул России в Симферополе Александр Алексеевич Николаев вдохновил: «Давай, смело задавай любые вопросы, потом сделаешь интервью».

Беседу с дипломатом и политиком я озаглавил его же словами: «Не пугаться собственного мужества». Речь мы вели в основном о случившемся на Балканах, о Косово, проводили параллели и приводили аналогии. Оценивая сложившуюся ситуацию, Юлий Квицинский отметил: создается прецедент, который «даст старт соответствующим процессам в Южной Осетии, Абхазии, Приднестровье, Нагорном Карабахе. Это коснется не только дел в СНГ, но и за рубежом – всем хорошо известна проблема Кипра. Наступит ситуация, когда и мы, россияне, должны будем определить свою позицию в отношении проблем их возможного признания или непризнания… Россия не сможет быть равнодушной, наша позиция будет соответствующей».

– А вероятность этого какова? – тогда спросил я. – Способна ли Россия на смелые шаги в этом направлении?

– Думаю, что ежели мы не испугаемся собственного мужества, то вероятность принятия серьезных решений велика, – ответил Юлий Александрович. – Сами понимаете: за признанием независимости страны может последовать дальнейшее добровольное решение ее руководства… Говоря о России, о присоединении к ней, отметим: государство, чья независимость признана, по российскому законодательству может быть принято в состав Российской Федерации.

В заключение нашего разговора, говоря о крымских проблемах, Ю. Квицинский подчеркнул: «Продолжение русофобской политики на Украине, несомненно, будет приводить к усилению определенных настроений. Нужно иметь это в виду».

Сказано это было – в соответствии со статусом – довольно дипломатично, но вполне определенно. А с учетом слов о «собственном мужестве» и части разговора из разряда «не для печати» было понятно: многое в решении подобного рода проблем будет зависеть от настроений и проявления политической воли тех, кто находится за краснокирпичной кремлевской стеной.

Тогда, в начале 2006 года, сказанное Юлием Александровичем звучало довольно смело и… вызывало сомнения в возможности реализации. Но минуло два с половиной года, и события 08.08.08 на повестку дня поставили вопросы, связанные с признанием ставших независимыми Абхазии и Южной Осетии. Тогда же и впоследствии по-прежнему будоражили политикум сообщения из Приднестровья и других «проблемных» регионов. А в 2014-м пришла очередь Крыма и Севастополя…

 

Как кролик в пасть удава

НА ЧЕТВЕРГ, 28 ноября 2013 года, был назначен саммит Евросоюза в Вильнюсе, на котором Киев и Брюссель планировали подписать Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС. Об этом было известно еще весной того же года. Тогда же было ясно, к каким последствиям это может привести. Отметим лишь негатив, да и то не весь:

– за этим шагом в обозримой перспективе должно было последовать членство Украины в Евросоюзе и, как следствие, утрата ею значительной части суверенитета в сфере экономики. Это неизбежно привело бы к ее полной зависимости от Запада, превращению в «банановую республику» с площадью и населением, равными Франции (рынок сбыта, источник сырья, дешевой рабочей силы и т.д., и т.п.);

– следующий шаг – вступление в НАТО, к чему Украина, с приходом на пост президента В. Януковича поубавив степень соответствующей риторики, на самом деле стремилась, что называется, во весь рост: система управления и обороны государства адаптировалась к стандартам альянса; вместе с НАТО ежегодно силовые структуры Украины реализовывали около 500 (!) программ и планов; вооруженные силы страны участвовали во всех (!) силовых акциях и миссиях НАТО, чего не делала ни одна страна, не входящая в Организацию Североатлантического договора; и т.д., и т.п.

Пожалуй, достаточно акцентирования внимания на этих двух моментах, чтобы понять: Украина в этом случае полностью отрывалась бы от СНГ и других интеграционных структур, функционирующих и создаваемых в формате сотрудничества бывших республик Советского Союза. Таким образом, завершался бы очередной этап геополитического переформатирования значительной части Евразии и одновременно начинался бы этап новый – окончательного сталкивания России и других постсоветских государств на обочину Истории Третьего тысячелетия. Доминировать в этом случае, естественно, должна лишь одна сила – Запад. А точнее, «вашингтонский обком». Что примечательно: эти «мессиджи» и «тренды» из-за океана доходили до всех. В такой же степени их суть понимали все, включая людей, не шибко осведомленных в том, кто хозяйничает на мировой политической кухне. И тем не менее…

И тем не менее «гарант» украинской незалежности, соборности и унитарности президент Виктор Федорович Янукович «держал позу» до последнего, лишь за неделю до саммита «вдруг» отказавшись от ассоциации. Отметим: его политический курс, говоря флотским языком, устойчиво и явно вел к опасности, на что обращали внимание и те, кто ему симпатизировал, и те, для кого народ Украины является действительно братским. Но… Но Янукович упорно, как тот зачарованный кролик, фатально подползал к открытой пасти ненасытного удава. Не помог даже многозначительно сдержанный Владимир Владимирович Путин, приехавший 28 июля в Севастополь отпраздновать вместе с Виктором Федорычем отмечаемые совместно День ВМФ России и День флота Украины. По окончании официоза торжеств к ждавшей сенсации (визит-то неординарный!) прессе не вышел никто. Вообще никто – от комментариев отказались даже командующие флотами. ВВП улетел, как настоящий чекист, по-английски, не попрощавшись. ВФЯ с неподвижной маской на лице так же незаметно исчез, возможно, ушел огородами…

Август-ноябрь прошли в сомнениях и предположениях, все больше становившихся тревожными. Между тем в воздухе витало ощущение: что-то должно случиться. И случилось: Янукович все-таки «ушел в отказ». Как на деревенской свадьбе: и кабанчика уж закололи, и колбас накоптили, и холодец застыл, и гости нагладили «пасхальные» штаны, и батюшку на венчание настроили… В общем, все к свадьбе готово, даже невеста смирилась с неизбежным в первую брачную ночь, а тут бравый жених вдруг заявляет: «Я тебя по-прежнему люблю, но свадьбы не будет. В смысле мы ее переносим. Пока… А потом… В общем…»

В общем, какая уж тут любовь? Как в той пьесе Михаила Старицкого «За двумя зайцами», у несостоявшегося тестя (в данном случае – Евросоюза) могло возникнуть лишь одно желание: подержаться за «яблочко» жениха, надежно сжав его до характерного хруста. Впрочем, у Запада могло возникнуть и не столь «деликатное» желание, о чем свидетельствует все, что вскоре случилось.

ЧТО ДВИГАЛО Януковичем и чем он руководствовался, понять несложно. Как «первое лицо Украины», обладая рядом только ему свойственных черт и признаков, он в сущности ничем не отличался от других подобных персонажей – все они, его предшественники, действовали в соответствии с известными «национальными» принципами: «не зъим, так понадкусую» и «ласковое телятко двух маток сосет». В том смысле, что современная Украина, играя на противоречиях Запада и России, стремилась поиметь с каждой из сторон, при этом декларируя приверженность «политике многовекторности».

В процессе достижения результата в «сидении на двух стульях» на поверку буквально наружу вылезали примитивные тактика, оперативное искусство и стратегия, облеченные в формулу трех «Х»: хуторянство, хапужничество и холопство. При этом, что свойственно именно ему, Виктор Федорыч свой курс (как он его ни маскировал хитросплетениями и маневрами) неизбежно прокладывал в… тупик. Этим он напоминал пони, бегающего по кругу циркового манежа. Но если манежная декоративная лошадка все время бегала по одному маршруту, то тяжеловес Янукович каким бы маршрутом ни шел, попадал все в тот же в тупик. Так было на выборах 2004 года, когда он ситуацию довел до маразма: выиграв президентские выборы с перевесом в 3% и получив поздравления от российского президента, он согласился на «третий тур», который продул с проигрышем уже в 8%. К власти пришли «оранжевые» во главе с Ющенко, которые, проиграв выборы 2010 года тому же Януковичу, естественно, жаждали реванша. Понимая это, Виктор Федорыч пошел по пути, вновь ведущему в… тупик.

 

Попротестуют, померзнут и…

ЗА НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ до Вильнюсского саммита, 23 ноября 2013 года, в Симферополе был проведен «круглый стол», на котором обсуждалась сложившаяся на тот момент ситуация на Украине и вокруг нее. Мероприятие, проходившее весьма динамично, отличалось от других «хуралов» тем, что в дискуссии практически отсутствовал элемент митинговщины, свойственный подобного рода встречам довольно пестрого по составу крымского политикума. Разговор шел серьезный, взвешенный, аргументированный, интересный. В то же время, как мне показалось, речь шла в основном об оценке ситуации, а практическая сторона, скажем так, прагматика, заключавшаяся в попытке прогноза и обозначения перспективных шагов политических элит Украины, просматривалась слабовато. Об этом в конце дискуссии я и сказал в своем выступлении, подвергнув сомнению – исходя из предыдущего опыта – способность В. Януковича реально влиять на ситуацию. Конечно, не с моей «весовой категорией» претендовать на истину и пытаться уверенно прогнозировать развитие событий, поэтому с соответствующими вопросами я обратился к «главному по Крыму и Севастополю» в течение всех постсоветских лет директору Института стран СНГ Константину Затулину – Константин Федорович, пожалуй, вполне заслуженно считался ведущим российским экспертом в блоке крымско-севастопольских и других подобного рода проблем (и таковым, к слову, по-прежнему является, несмотря на случившуюся глупость его неизбрания в Заксобрание Севастополя в сентябре 14-го и позитив последующего избрания парламентарием от города Сочи).

Затулин, расставив акценты, высказался в том смысле, что отказ Януковича от ассоциации с Евросоюзом вызовет бурю эмоций как в Киеве, так в Брюсселе и его окрестностях. Ну пошумят, возможно, «помайданят». Но развитие ситуации таково, что уровень протестных акций и даже агрессивных возмущений за пределы майдана Незалежности вряд ли выйдет. А потом ведь наступит декабрь – как-никак зима, холодно… Тут и Новый год на носу… Если процесс все же затянется, то, может быть, в 14-м году дело дойдет до досрочных выборов. В общем, перспектива если не радужная, то не аховая…

Увы, но К. Затулин ошибся…

Поначалу оно вроде так и случилось, но вскоре в центре украинской столицы, как десять лет назад, стали устанавливать палатки, и Майдан быстренько превратился в Евромайдан со всеми вытекающими последствиями. Янукович же, вновь курсируя по маршруту циркового пони, как и раньше, уверенно загонял ситуацию всё дальше в тупик. Чем это закончилось – общеизвестно…

ДЕЛАТЬ ПРОГНОЗЫ – дело неблагодарное. Это утверждение, которое оспаривать никто не возьмется, вновь доказало свою железобетонность. «Феномен Евромайдана», который еще долго будет исследоваться, в очередной раз продемонстрировал многое. В том числе эффективность вливания, как говорят, пяти миллиардов американской «зелени» в культивирование «украинской демократии»; отсутствие на протяжении двадцати лет внятной, последовательной политики Кремля в отношении Украины и защиты русскоязычного населения на всем постсоветском пространстве; порочность надежды на порядочность Запада, обещавшего не только гарантировать безболезненный выход из этого кризиса, но и многое другое, начиная от отказа продвижения НАТО на Восток еще на рубеже 90-х. Этот перечень «обязательств» и «гарантий» можно продолжать – Югославия, Ирак, Ливия «и прочее, и прочее» позволяют делать это долго.

Так или иначе, но 21 февраля 2014 года в Киеве был осуществлен государственный переворот, являвшийся целью Революции майданной «гидности». Революция со всеми свойственными ей признаками, в том числе, естественно, главным – нелегитимностью происшедшего и отсутствием ясных перспектив. Хотя… Хотя с перспективами в общих чертах было понятно, особенно в части, касающейся российско-украинских отношений и положения многомиллионного «русскоязычного меньшинства» на Украине. Захват власти разношерстными, пестрыми по составу, но антироссийскими по взглядам и действиям «силами Майдана» ничего хорошего не сулил населению и всей Украины, и ее Юга и Востока в частности. Картинки из YouTube с «коктейлями Молотова» и прочими «прелестями» вместе с первыми решениями «новой власти», которые по любым меркам иначе, как дебильными, не назовешь, обещали «впечатляющие» перспективы. Уж если в Киеве на счет «раз» порешали вопрос с русским языком, распустили Конституционный суд и без всяких постановлений прокуратуры и судов стали отлавливать получившего гарантии аж от трех уважаемых глав внешнеполитических ведомств европейских стран и лидеров оппозиции «гаранта Конституции» вместе с его «командой», то о чем оставалось «мечтать»? Будущее, по крайней мере крымчанам и севастопольцам, рисовалось в огненно-коричневых красках. Оснований для этого было больше, чем можно было придумать даже в самых бредовых сюжетах эпопеи в стиле фэнтези. Времени для «мечтаний» и раздумий после 21-го практически не было.

22 ФЕВРАЛЯ в Севастополе было объявлено: на завтра, День защитника Отечества, на площади Нахимова намечен митинг. Благочинный Севастопольского округа протоиерей о. Сергий обратился к горожанам в этот день прийти утром в храмы, а вечером – на вече: «Святая православная Церковь сегодня молится, чтобы Господь вернул разум нашему народу». Благословив севастопольцев, благочинный призвал их выполнить свой гражданский долг. И они его выполнили.

 

Время сжато, как пружина

С ПРАЗДНИЧНОГО 23 Февраля события в Севастополе развивались, как в калейдоскопе. От него, как от камешка, брошенного в спокойную воду, пошли круги, достигшие самых дальних окраин «одной шестой земной суши». Добежали они и до Москва-реки, и до заокеанских берегов. Камешек этот вызвал волну почище цунами у Пхукета или Фукусимы – вздрогнул и «потрясенный Кремль», и «стены недвижного Китая» вместе с Овальным кабинетом Белого дома.

Все в Севастополе происходило в соответствии с логикой момента и требованиями Времени – все-таки мы живем в XXI веке. Его дни и часы сжаты, как пружина. Это лет двести-триста назад оно вяло текло, не стремясь обогнать, казалось бы, с бешеной скоростью мчавшийся почтовый дилижанс. Теперь это время спрессовано в соответствии с космическими параметрами. Быстро, энергично, целеустремленно стал действовать избранный на двадцатипятитысячном «митинге народной воли» севастопольский мэр Алексей Михайлович Чалый, взявший на себя трудно оценимый даже сейчас, по прошествии четырёх лет, груз ответственности за происходящее. В этой связи, пожалуй, стоит кратко пояснить.

Севастополь, основанный 235 лет назад как главная морская крепость Юга России, всегда имел особый статус, закрепленный волей И.В. Сталина в решениях, принятых в октябре 1948 года. Севастополь, исходя из своего предназначения и, если можно так сказать применительно к городу, своего сущностного содержания, в Советском Союзе являлся городом «центрального подчинения», к которым относились только Москва и Ленинград. Этот особый статус, преодолев после 1991 года череду метаморфоз, в определенной мере сохранился. Сохранился де-факто, но де-юре властями ставшей независимой Украины он так и не был законодательно закреплен. Киев, не доверяя севастопольцам, фактически лишил их права избирать своего мэра, назначая наместника в лице главы городской госадминистрации. Делал это лично президент своим указом. Отстранение же Януковича от власти разрушило эту «вертикаль», породив угрозу назначения в город русской славы, Город-Герой, главную базу Черноморского флота России одного из мало предсказуемых в своих действиях лидеров Майдана. Это решение самопровозглашенного и.о. президента «всея» Украины вполне укладывалось бы в логику всего, что успела наворочать новая украинская власть за 21-22 февраля (последующее развитие событий, кстати, подтверждает: для Севастополя готовился, мягко говоря, «жесткий» вариант его бытия). И не только в нее, а в логику всего, что происходило в Севастополе с момента начала флотораздела – определения судьбы Черноморского флота бывшего СССР. Так что приобретенный за почти 23 года опыт практически не вызывал сомнений в необходимости выбора самими жителями. И он был сделан. Началом новой эпохи в истории Севастополя (и не только нашего славного города) как раз и стало избрание «народным мэром» Алексея Чалого.

АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ ЧАЛЫЙ – человек в Севастополе хорошо известный, но при этом абсолютно не публичный. Сын известного севастопольского ученого Михаила Чалого, внук командующего Черноморской эскадрой в 1956–1961 годах вице-адмирала Василия Филипповича Чалого, Алексей Чалый имеет репутацию порядочного, честного, искреннего человека, ответственно относящегося к любому делу, за которое брался. Он – доктор технических наук, основатель и генеральный директор успешной, динамично развивавшейся Промышленной группы «Таврида Электрик». Общественник и патриот города, не жалевший средств на сохранение его облика и исторической памяти и при этом избегавший любого пиара. Достаточно назвать лишь один из реализуемых им проектов в «украинские» и последующие времена – создание Музейного комплекса 35-й береговой батареи на мысе Херсонес, который был отнесен к одному из семи рукотворных чудес Крыма, а недавно победил в «музейном» общероссийском опросе.

Севастополец Алексей Чалый, человек неравнодушный, не мог остаться в стороне от происходящего в связи с понятными всем перспективами вступления Украины в Евросоюз. В результате инициативы группы общественников, в которую вошел Чалый, появилось «обращение 69-ти» ко всем севастопольским депутатам, которым предлагалось высказать свое отношение по этому вопросу. Сделано это было накануне саммита, 19 ноября 2013 года. Стоит отметить: севастопольские общественники (не политики «местного разлива») стали первыми, кто сделал это публично, не побоявшись «шагнуть не в ногу» с хранившими гробовое молчание депутатами горсовета и чиновниками городской госадминистрации. Их широко озвученное мнение не только вызвало мощный резонанс, но дало старт повсеместному публичному выражению отношения к происходящему. И Севастополь в этом деле был первым. Первым он и остался в отстаивании своей позиции уже после происшедшего в Киеве переворота. Выразителем этой позиции и стал Алексей Чалый, которого к политикам даже городского масштаба еще недавно никто не относил. Сейчас, правда, спустя четыре года, в отношении «народного мэра», не ставшего губернатором, звучит не очень много комплиментарных слов, но ему следует отдать должное, и об этой ставшей исторической личности не забывать…

Решение севастопольцев, объявивших киевскую власть нелегитимной, не испугало их степенью проявленного «собственного мужества», но повергло в шок многих. И в Киеве, и в Москве, и в ближнем, и самом дальнем зарубежье. Из состояния прострации кое-кто из кукловодов Майдана, не говоря уже о его «героях», долго не мог выйти. Пролонгации их полуобморочного состояния способствовали последовавшие вслед за этим действия, которые прогнозируемыми уж точно не назовешь. Неожиданные, нестандартные, смелые и ответственные решения и действия свойственны в эти судьбоносные, знаковые (без всякого пафоса!) дни и В.В. Путину, и Государственной Думе, и Совету Федерации, и целой плеяде политиков-державников, не испугавшихся «собственного мужества».

Смело действовали и крымские политики, лидером которых по иронии судьбы стал однофамилец популярного писателя Василия Аксенова – автора романа «Остров Крым». Сергей Валерьевич Аксенов, руководивший Всекрымским общественно-политическим движением «Русское единство», возглавил правительство Крыма. Вместе с главой крымского парламента Владимиром Андреевичем Константиновым он взял на себя ответственность за выбранный крымчанами курс – курс на воссоединение с Россией, от которой Крым и Севастополь были оторваны шесть десятилетий назад.

 

Без единого выстрела

КАК БЫ ни изгалялись «потенциальные друзья» России, «агрессия» Москвы и «аннексия» Крыма произошли без выстрелов и крови. Можно сказать, естественным путем. По этому поводу уже пишутся научные исследования и печатаются монографии. Появляются романы и художественные фильмы. Материала, «фактуры» для этого – хоть отбавляй. Каждый прожитый после начала Русской весны день Севастополя, Крыма и всей России дает возможность выстраивать самые причудливые сюжеты с участием любых, в том числе «экзотических», персонажей.

Три недели между митингом в Севастополе 23 февраля и Общекрымским референдумом 16 марта включили в себя формирование новых органов власти, принятие судьбоносных решений, обнародование важных документов, формирование отрядов самообороны, блокирование ими украинских силовых структур и воинских частей, взятие под охрану «вежливыми людьми» в камуфляже важных объектов, создание блокпостов, приезд множества делегаций из Москвы и других «заинтересованных» столиц и организаций, православные службы и церемонии, концерты российских эстрадных звезд и прославленных художественных коллективов, поддержавших позитивный настрой севастопольцев и крымчан, провокации «засланцев Майдана» и многое, многое другое, в том числе «закулисье» событий, о котором никто никогда не расскажет и не напишет…

 

Всё сошлось, как в фокусе

ИЗВЕСТНО: любая наука обладает совокупностью способов получения новых знаний и методами решения задач. Многие из них применимы не только в научной деятельности, но и в повседневной жизни. Скорей всего, обычному человеку неведом «метод фокальных объектов», хотя наверняка каждый из нас сталкивался с его эффектом. В сущности, метод этот простой, и понять его механизм и действие можно, задумавшись над сутью его названия. В его основе – слово «фокус», в котором все сходится и запечатлевается – и главное, и второстепенное, и несущественное. В результате формируется картина (теория, концепция, мнение и т.д.), составные части которой по отдельности порой кажутся абсолютно не связанными друг с другом. Так и в нашей жизни, в том числе в ее важнейшей – политической сфере.

Кто бы мог предположить, что Крым и Севастополь за три недели сумеют совершить исторический прыжок, сопоставимый с путем, на который История в иных ситуациях отводит десятилетия? Но 23 февраля 2014 года, именно в этот день, на севастопольской площади Нахимова, как в фокусе, сошлось случайное и закономерное, невероятное и очевидное, тайное и явное, желаемое и несбыточное, задуманное и воплощенное… Севастопольцы, выражая свое мнение, смогли проявить свою политическую волю, решившись на один из важнейших не только в своей жизни шагов. Этот шаг определил направление и темпы жизни нынешнего и будущего поколений наших земляков, связывающих свое прошлое, настоящее и будущее только с Россией. С Матушкой-Россией, к которой Русская Таврида вернулась. Вернулась не как блудный, а как любящий и верный сын, отторгнутый от нее в силу бездумных действий целого ряда политиков, по принципу упокоившегося неугомонного Збигнева Бжезинского (кстати, еще до его появления на политической арене) рассматривавших наше геополитическое пространство как шахматную доску для своих больших и малых игр. Иной раз они действовали по определенному умыслу, в других случаях – не ведая, что творят. В фокусе – вовремя закончившаяся Зимняя Олимпиада и, конечно же, державная воля, наконец проявленная Верховным Главнокомандующим. Наверное, этот фактор стал определяющим…

Теперь все встало на свои места. Аккурат спустя 60 лет после того, как Никита-«чудотворец» в году 300-летия воссоединения Украины с Россией сделал поистине «царский подарок», отдав Крым – некогда бриллиант в короне Российской империи (так считала Екатерина Великая) – в знак «вечной дружбы» братской Украине. В результате к 60-летнему юбилею этого не вполне легитимного акта этот бриллиант оказался в навозной майданной куче. Теперь же всё по Справедливости, по Правде, по Закону – он вернулся на своё место. И не по принципу «Мы проснулись – здрасте! Нет Советской власти…», а на основе осознанного, выверенного выбора.

Теперь всё, несмотря на неизбежные, часто досадные и злящие севастопольцев «издержки переходного периода и интеграции в современную Российскую Федерацию», на бессмысленные санкции Запада, всё-таки соответствует логике жизни и нормам права. Черноморский флот, благодаря рождению которого стал развиваться благодатный край Юга России, без всяких «аренд» собственных бухт находится в своих исторических базах со всеми вытекающими отсюда последствиями. Флот получил энергичный импульс в своем развитии, включая, естественно, пополнение своих сил новыми надводными кораблями и подводными лодками, замену устаревших «сушек» на новые, укрепление морской пехоты, береговых частей, сил ПВО и т.д., и т.п. К флотским добавились силы Южного военного округа.

Вместе с обновлением флота меняется и облик Севастополя, настойчиво превращаемого в течение двух десятков лет в заштатное украинское местечко с огромным населением и мелкотоварным производством. Города, в котором, как былье, через развалины прорастал чертополох запустения и безнадеги. Города, еще недавно передового, наукоемкого, ориентированного на внедрение новейших технологий, промышленного центра региона. Города моряков, корабелов, рыбаков и студентов, а не «челноков», «халдеев» и «заробитчан», в котором девять из десяти выпускников школ не видели своего будущего. Конечно, не все перемены радуют всех, но «движуха» однозначно ощутима…

Впрочем, об этом сегодня можно говорить много. Сейчас же стоит обратить внимание на следующее. Наша жизнь – и в общем контексте, и в индивидуальном – независимо от вала существующих проблем, наполняется вполне определенными смыслами, основанными на прочных мотивах. Связаны они с будущим, завтрашним днем нашего славного города. Города русской флотской славы. Города-Героя. Морской крепости Юга России. Великой России!

День выбора общекрымского референдума был определен на 16 марта. Но подавляющим большинством этот выбор был сделан давно, задолго до дня голосования. И этот выбор однозначен и бесповоротен, независимо от «прозы жизни» при перманентно набегающих волнах «варяжского засилья» и неуёмной жадности иных «мальчуганов с материка», энергично осваивающих бюджет и замысловато-причудливо рулящих финансовыми потоками.

То, что произошло и происходит в эти дни, накануне 4-й годовщины Русской весны, представляется символичным. Обращу внимание совпадения: 16 марта 2014 года – референдум по вопросу воссоединения Крыма с Россией. 17 марта в 1991 году был Всесоюзный референдум за единство Союза. 18 марта 2018 года – выборы Президента России. Случайность? Конечно. Но… Но в этом мире случайностей нет! Хотя однозначно есть чудеса. Как однажды сказал Благочинный Севастопольского округа протоиерей о. Сергий – весной 2014-го произошло настоящее чудо. Слава Богу!

 

Сергей Горбачев,

капитан 1 ранга запаса,

председатель Союза журналистов Севастополя,

кандидат политических наук

 

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Авторские колонки, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.