Сергей Горбачев: «ДУМАЮ, ЧТО КАЖДЫЙ ЖУРНАЛИСТ-ПРОФЕССИОНАЛ ДОЛЖЕН ПОБЫВАТЬ НА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ ПРЕЗИДЕНТА ХОТЯ БЫ РАЗ»

Завершается 2017 год. Как водится, в конце года подводят итоги, намечают планы. Для того, чтобы понять, чем жила журналистская организация Города-Героя, и об этом, разумеется, рассказать, наш корреспондент встретился с председателем Севастопольской организации Союза журналистов России Заслуженным журналистом Крыма Сергеем Горбачевым.

 

Однако наше общение вышло далеко за рамки обозначенной темы – уж очень широк был круг затронутых проблем. Поэтому сегодня мы публикуем лишь часть вопросов-ответов. В последующем публикации будут продолжены. В принципе, их можно приурочить не только к концу года, но и к Дню российской печати – он  отмечается 13 января.

– Сергей Павлович, наверное, было бы правильным сначала поговорить о том, что близко, – недавно вы вернулись из Москвы, где участвовали в традиционной ежегодной пресс-конференции Президента России и новогоднем приёме журналистов Министром иностранных дел. Расскажите об этих двух важных мероприятиях.

– На самом деле план работы в Москве в этот раз, как, впрочем, всегда, включал не только события «мотивированного повода» поездки – также  состоялись встречи в Союзе журналистов России, в других структурах. Но, конечно,  главное – это всё-таки участие, как говорят, в «большой» пресс-конференции Владимира Владимировича Путина…

– Вы уже не в первый раз смогли на ней побывать?

– Уже в четвёртый…

– Ну и как впечатления? Поделитесь ими.

– Вам как ответить: кратко, сжато или развёрнуто?

– Как посчитаете нужным…

– Если кратко, то сразу отмечу: в очередной раз убедился в том, что у нашей страны есть сильный, очень достойный лидер, у которого действительно нет конкурентов и которому нет альтернативы. Это я, в том числе, к вопросу о предстоящих президентских выборах. К сожалению, многие политики, даже довольно высокого уровня, абсолютно не обладают ораторскими качествами, умением объяснять и убеждать. Это не только удивляет, но и чрезвычайно огорчает. Убеждён: нашим лидером однозначно можно гордиться.

И второй момент: лично я для себя на основе наблюдений и размышлений сделал ряд выводов. Один из них таков: на мой взгляд, формат подобного рода пресс-конференций себя исчерпал, его надо менять. Есть ещё и другие «номерные выводы», но и отмеченные, как представляется, весьма значимы.

– Интересно… Своим ответом вы больше заинтриговываете, чем вносите ясность: почему, например, нужно менять формат пресс-конференций – тринадцать раз они проведены, всё время вся страна неизменно прикована к телеэкранам…

– Теперь, судя по всему, мы переходим к развёрнутому ответу на заданный вами вопрос…

– Давайте, думаю, что это сделать всё-таки необходимо.

– Пресс-конференции Президента, как и его «Прямые линии», наверное,  являются самыми рейтинговыми телеэфирами. И понятно, почему. Но, как журналист, я хотел бы отметить вот ещё что: Путина, что называется, вживую, слушать и интересно, и познавательно, и поучительно. Поучительно всем, и не в последнюю очередь – именно журналистам. Уверен: хотя бы раз каждый профессионал медиа должен на пресс-конференции побывать – это великолепный мастер-класс, который даёт наш Президент вместе со своим ближайшим помощником Дмитрием Песковым. Многому можно поучиться и у коллег, в том числе маститых «акул пера», у узнаваемых всеми мастеров публицистики, тележурналистики.

Любая ежегодная пресс-конференция Президента интересна как действо и, несомненно, имеет солидный потенциал прагматики, влечёт за собой серьёзный практический результат. Конечно, и в будущем такой формат вполне жизнеспособен. Может, так и будут в будущем пресс-конференции «первого лица» проводиться. Но, на мой взгляд, необходимо менять и их форму, и «сюжетную линию», возможно, и состав участников, и место проведения, и, что я бы не просто не исключил, а подчеркнул: менять и  частоту их проведения. Почему? – Отвечу.

Сейчас, наверное, мало кто помнит, но подобного рода общения Президента с прессой начались с акцента на региональные медиасегменты и проблематику. Постепенно этот формат менялся. В нынешней пресс-конференции приняло участие более 1600 журналистов. Уверен: большинство из них были готовы задать Президенту вопросы. Для этого многие и приехали за тысячи километров в столицу. Однако, к сожалению, для части из них даже не нашлось места в зале – они вынуждены были или стоять в конце зала за «барьером», выставленным специалистами ФСО, или наблюдать за происходящим по мониторам в пресс-центре.

Приоритет, как стало в последние годы делом обычным, был отдан вопросам журналистов президентского пула, федеральных и иностранных СМИ. Всего лишь около 40% вопросов смогли задать журналисты из регионов. В принципе, поэтому в целом палитра вопросов и, соответственно, ответов была разнообразна и интересна – от вопросов войны и мира до содержания квитанций на оплату услуг ЖКХ. Однако, как представляется, многие вопросы «федералов» преследовали цель подтверждения того, что и так, наверное, ясно, без такой проводимой раз в год пресс-конференции. Хотя, наверное, для такого рода трибуна для ответов по проблемам, к примеру, внешней политики, несомненно, должна быть. Но всё же желание большинства журналистов заключалось в том, чтобы услышать мнение Президента прежде всего по вопросам жизни внутри страны. Лично моё мнение: нынче социальный посыл, общественный запрос, в том числе выражаемый журналистами, заключается в актуализации проблематики внутренней российской жизни.

По большому счёту, эти пресс-конференции выпадают из формата подведения итогов сделанного в стране за год. Они, скорее, о том, как мы живём сейчас и что нас волнует в данный момент. Об этом можно говорить и в декабре, и в июне…

Я, разумеется, никак не могу повлиять на формат таких сейшенов, но, наверное, надо как-то разводить по времени и месту тематику таких встреч с прессой, дифференцировать состав участников. Возможно, проводить такие пресс-конференции по регионам, по тематическим, корпоративным интересам. К примеру, журналисты-«федералы», находясь «всегда под рукой», могут быть безболезненно задействованы в любое время по любому поводу. «Регионалам» же доступ к «первому лицу» предоставляется лишь раз в году.

Думаю, что сегодня, в довольно непростое для всех нас время, коммуникации Президента по линии «Центр – субъекты Федерации», по  региональной проблематике приобрели особое значение. Может быть, можно было бы раз в год проводить подобного рода открытые общения с прессой Дальнего Востока и Сибири, Европейской части страны, Юга России. Ведь, отправляясь в столицу, региональные журналисты стремятся хоть как-то реализовать свои надежды и чаяния. Судя по всему, они едут в Москву не столько задать вопрос, как о чём-то попросить Президента. Что бы ни говорилось о «ручном режиме» управления страной, всё-таки надо признать: только озвучивание проблем непосредственно Президенту зачастую помогает сдвинуть с места даже самое «глухое» дело. Увы, но это – факт.

– Вы тоже ехали с каким-то вопросом?

– Конечно. Хотя, откровенно говоря, я мог бы озвучить и  заготовленные для предыдущих пресс-конференций вопросы – с 2014 года они своей актуальности уж точно не потеряли. Даже можно сказать, что их содержание и направленность остались теми же, несколько изменилась интерпретация.

– А в чём их суть?

– У Севастополя, впрочем, как у любого города, да и у любой деревни, множество проблем. Их можно долго перечислять, чуть ли не бесконечно что-то добавляя к уже изложенному. Но ведь хорошо известно: решать частные вопросы нет смысла, не решив вопросы общего характера. Об этом и вопросы, которые я готовил, а однажды, в 2015 году, вопрос Президенту мне удалось задать.

– О кортиках? Тогда Верховный Главнокомандующий сказал в завершение пресс-конференции: «А кортики офицерам надо вернуть!».

– Нет, вопрос был не о кортиках, о возвращении кортиков была моя просьба. Вопрос же состоял в том, что не определены направление и содержание развития Севастополя как отдельного субъекта Федерации, города федерального значения, морской крепости Юга России с особым статусом. Президент дал на него ответ. Но, по моему мнению, ясности, в том числе практической очевидности реализации сделанных ранее деклараций, и сегодня нет. В марте мы «распечатаем» уже пятый год нашего «возвращения в родную гавань», но, как представляется, полного понимания будущего нашего города нет. Об этом я и хотел сказать и поинтересоваться мнением Президента на этот счёт.

– А точнее: о чём вы хотели спросить, если бы представилась такая возможность?

– Вообще, одно из условий, один из принципов реализации возможности добраться до микрофона – привлечь к себе внимание Президента или его пресс-секретаря.  Для этого журналисты готовят плакаты, даже как-то особенно одеваются. Так, например, я одевался в военную форму как офицер флота запаса. В этот раз плакат мне рекомендовали  в зал не проносить (а я взял с собой подходящий и сейчас прошлогодний), так как он был несколько  больше нынче рекомендованного формата А-3. К слову, вряд ли его увидел бы «президиум» – плакатов было так много, что они, загораживая,  мешали, закрывали друг друга.

Униформу я тоже не надел, но специально облачился в белый свитер с надписью в красно-синих цветах: «Севастополь. Путин. Навсегда». Был также изображён кортик и надпись размером поменьше – «Кортики – вернуть!». К слову, спасибо за помощь в подготовке этой экипировки специалистам компании «Триада». Этот ход был по достоинству оценен – журналисты не только слушают Путина, но и берут у коллег интервью. Я их дал порядка полутора десятков, привлекая внимание к Севастополю. Это тоже необходимо и полезно в силу важности поддержки в социуме «крымского консенсуса».

Надписи на свитере соответствовали тем словам, которые я для Президента приготовил.

– И что это за слова?

– Знаете, пресс-конференция – это не просто мероприятие-«официоз». Это действо определённого жанра. Вопрос, сказанное тоже должны запомниться. Как, например, в своё время заданный вопрос «про Вятский квас» или нынешний монолог-мольба директора рыбзавода из Мурманска.

Если бы мне снова предоставилась возможность заполучить микрофон, я бы, прежде всего, вновь поблагодарил Президента за его державное решение по возвращению в Россию Крыма и Севастополя. Подчеркнул бы знаковость того, что выборы главы государства назначены на 18 марта – этот день, без сомнения, вновь станет победным для всех нас и для России. Поблагодарил бы за решение вернуть офицерам кортики. Однако бы отметил: на сегодняшний день это решение на практике не реализовано. Поправки в закон приняты лишь в этом году в апреле, вышло соответствующее постановление Правительства, а вот документов по линии Минобороны, регламентирующих соответствующий механизм, так и не было выработано. Кортики продолжали у офицеров при увольнении в запас отбирать и, судя по всему, возвращать их никто не собирается. Считаю, что если в таком, в общем-то, незначительном для Великой России деле пробуксовывает бюрократическая машина, то что говорить о более масштабных проблемах? Но это  – «предисловие».

Я бы обратил внимание на то, что для Севастополя наступающий 2018 год знаменателен рядом юбилеев, из которых актуальность приобретает 70-летие выделения главной военно-морской базы Черноморского флота в отдельную административно-территориальную единицу со своим бюджетом,  прочими преференциями и спецификой. Сталинское решение от 29 октября 1948 года обеспечило нынешний особый статус Севастополю. Без него он не был бы ни отдельным субъектом Федерации, ни городом федерального значения. По большому счёту, именно его наличие позволило сохранить Севастополь как русский город в пору «украинского безвременья», создать плацдарм для Русской весны.

Именно то решение сегодня обеспечивает основу для особого отношения к Севастополю сегодня. Руководство государства очень много делает для Севастополя, в том числе в части выделения средств. Но, по сравнению с теми темпами восстановления города из тотальной разрухи, осуществляемое сегодня, мягко говоря, выглядит очень бледно. Поэтому хотелось спросить Президента: как он относится к советскому опыту и возможности его в чём-то использовать?  Как говорится, «из другой оперы», но в контексте: подавляющее большинство наших сограждан против многих «новаций», рождённых в постсоветскую эпоху, – от грабительской приватизации до «болонских» реформ в образовании и ювенальной юстиции. Но… Так же и в Севастополе: с тем, Почему, Что и Как сегодня делается в городе, где ещё кое-где уцелели уже поржавевшие таблички «Двор образцового порядка», солидарны не все.

По моему мнению, несмотря на существовавшие недостатки-издержки-ошибки Советской эпохи, в современной России произошёл бездумный отказ от опыта государственного, местного управления, от принципов и практики кадровой политики, мобилизации и использования средств и ресурсов. И это проявило себя в Севастополе, «замороженном» в своем «советском» восприятии жизни с критериями Правды, Справедливости, Ответственности и Спроса. В том числе и поэтому Севастополь сегодня требует нестандартных подходов ко всему, что должно наполнять зримой, ощутимой конкретикой его особый статус, «имперскую» в широком понимании, «столичную» по форме и содержанию сущность. И воля Президента, именно его личное внимание к Севастополю как к детищу Суворова–Потёмкина–Екатерины Великой–Николая Первого–Лазарева–Романовых–Сталина–Горшкова–Путина, сегодня определяет и наше настоящее, и наши перспективы.

Прошедшие почти четыре года с февраля-марта 14-го значительно изменили нашу жизнь, дав уверенность в крепости державных устоев и несгибаемости русского национального стержня. Но скажем честно: качество жизни, её организация по ощущениям «среднестатистического» севастопольца приобрели немного позитива. И «виноваты» в этом не санкции и другие «происки» разномастных недругов. Вот это и хотелось бы донести до Президента.

Возможно, я не прав. Но я так думаю… Впрочем, будьте уверены: так думаю не только я. Примерно то же самое я слышал в ходе общения на предновогоднем приёме в МИД от политиков, экспертов, журналистов, пристально следящих за происходящим у нас. Кстати, так думают и многие мои коллеги, которые, объединившись под «крышей» Союза журналистов, руководствуются лозунгом: «Вместе – за Россию, Черноморский флот и родной Севастополь!».

– Лозунг верный и мобилизующий. Но с вашими утверждениями  можно и согласиться, и поспорить…

– Не вопрос: спорьте. К открытой, аргументированной дискуссии я всегда готов. Главное, чтобы преследовалась конструктивная цель.

– Ну, это тема большого разговора… Как я понимаю, «тема кортиков» тоже не потеряла своей актуальности?

– Можно и так сказать. Хотя на днях появилась информация о том, что уже есть проект приказа Министра обороны, регламентирующий порядок решения этого вопроса.

Может, он в данный момент и решается, чему, возможно, поспособствовал рассказанный Президентом анекдот про кортик и часы. Мне на этот счёт на днях в Интернете попалось два «свежих» коротких анекдота…

– Расскажете?

– Буквально в двух словах. Путин спрашивает у Шойгу: «Который час?». А тот отвечает: «У меня нет часов, у меня – кортик». И второй. Путин спрашивает у Медведева: «А где ваш кортик?». А тот в ответ: «У меня нет кортика – у меня часы. Московское время 12 часов 30 минут»…

– Ну, если по этому поводу рождаются такие анекдоты – значит, в стране с самочувствием народа всё в порядке…

– Дай Бог! Предаваться унынию нам несвойственно. Как там у Феодора Ушакова? «Сии грозные бури обратятся к славе России». Будем верить в то, что приближающийся юбилейный для Севастополя и Черноморского флота год – год 235-летия основания города и создания флота – пройдёт с пользой и во славу России. Именно эти слова отчеканены на екатерининских медалях, отлитых  в их честь.

С наступающим Новым годом и Рождеством Христовым!

Беседовал Павел ТРОФИМУК

Фото Сергея ГОРБАЧЕВА

 

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Актуально. Добавьте в закладки постоянную ссылку.