Гибель империи

Как Руперт Мердок строил свою медиакорпорацию и почему из этого ничего не вышло

Медиамагнат Руперт Мердок

Приобретение компанией Walt Disney активов медиа-корпорации Руперта Мердока справедливо назвали самой грандиозной медиасделкой последних десятилетий. И дело даже не в сумме сделки ($66 млрд) и не в появлении в результате грандиозной медиакомпании, которая в состоянии затмить любую из ныне существующих. Дело в другом — сделка стала личным поражением Руперта Мердока, который выстраивал свою корпорацию как настоящую династическую империю и надеялся передать ее по наследству. Империя развалилась. Руперту Мердоку 86 лет, и он уже не сможет начать с чистого листа, как это бывало в прошлом.

Нищий, захотевший стать принцем

Руперт Мердок — человек, для которого на первом месте всегда была семья. Любое его предприятие начиналось, действовало, а если и умирало, то предприятием семейным, в котором другим отводилась роль инвесторов, но не настоящих владельцев. Для человека, который до последнего времени владел едва ли не самой влиятельной — политически и социально — медиакорпорацией мира, Руперт Мердок начал очень скромно. На фоне других медиамагнатов своего времени он был, можно сказать, нищим.

Свою империю Мердок начал строить, имея в своем распоряжении две полуживые газеты, оставшиеся ему в наследство от отца, и второсортную на тот момент авиакомпанию Ansett. Что еще хуже, все эти активы находились не в Европе или Америке. Руперт Мердок — австралиец. И все его богатства располагались там же — на самом маленьком континенте планеты, до которого остальному миру и дела-то не было.

В свои 22 года Мердок с лихвой компенсировал недостаток активов избытком амбиций и способностью мыслить стратегически. Для начала он занялся завоеванием Австралии, потратив на это десять лет своей жизни. К середине 1960-х Мердок уже справедливо назывался самым влиятельным медиамагнатом страны. К двум газетам добавились еще несколько: была запущена первая в стране общенациональная The Australian, которая для Австралии была тем же, чем The Times для Британии.

Вместе с медиаимперией рос и вес самого медиаимператора. Контролируя местные таблоиды и единственную национальную газету, Мердок успешно поддерживал одну из двух основных политических партий страны — Национальную. Многие парламентарии, в том числе и те, что потом становились премьер-министрами, прекрасно знали, кому были обязаны по крайней мере частью своего успеха.

Руководство газеты The New York Post Daily. Слева направо: Руперт Мердок, Роджер Вуд, Питер Майкл Мор и Роберт Кастелло (1978 год)

Руководство газеты The New York Post Daily. Слева направо: Руперт Мердок, Роджер Вуд, Питер Майкл Мор и Роберт Кастелло (1978 год)

Фото: AP

В конце 1960-х Мердок вышел за пределы Австралии, приобретя свой первый британский таблоид — News of the World. Ирония состоит в том, что именно эта еженедельная газета станет через многие десятилетия началом конца империи Мердока. К началу 1970-х Мердок владел уже двумя газетами, приобретя газету The Sun, из которой он быстро сделал самый популярный таблоид, который и сейчас выходит более чем миллионным тиражом. А в 1981 году он сорвал джек-пот — почти за бесценок (12 млн фунтов стерлингов) Мердок стал владельцем главной британской газеты The Times, которая готова была закрыться из-за долгов и плохого менеджмента, и ее воскресного приложения — The Sunday Times.

Покупка The Times превратила Мердока в фигуру, с которой стали считаться все. Ведь он никогда не скрывал, что редакционная независимость для него оксюморон. «Я не хочу узнавать о том, что написано в принадлежащей мне газете утром за завтраком, когда открываю ее»,— говорил он. Если с The Sun и News of the World Мердок вполне мог влиять на смену правительств, с The Times он получил возможность делать это стильно.

Император

К середине 1980-х годов Мердок уже в значительной степени контролировал медиарынки Британии, Австралии и Новой Зеландии. Для того, чтобы империя стала империей, нужно было лишь захватить американский рынок. Там у него были некоторые активы, в том числе бульварнейшая и консервативнейшая The New York Post, однако этого было мало. Главным средством массовой информации в США были не газеты, а телевидение. А вот телестанцию Мердок купить не мог. Сделать это не позволяло законодательство: иностранный гражданин не мог одновременно владеть и печатными и электронными СМИ. Вслед за Генрихом Наваррским, Мердок решил, что Париж стоит обедни и объявил, что отказывается от австралийского гражданства, чтобы получить американское. Вскоре он натурализовался и получил очередной приз — компанию Fox со всеми ее студиями, фильмотеками и главное — телеканалом Fox News, который считался главным рупором республиканской партии.

Дальнейшее строительство империи шло без проблем. Мердок приобретал газету за газетой, издательство за издательством, и вскоре уже любой, кто читал по-английски или мог понимать его, так или иначе стал подданным империи News Corporation. Он выискивал неизвестные города в атласах, которые выпускались подразделением News — старейшим издательством Bartholomew’s, читал книги, выпущенные издательством HarperCollins, смотрел фильмы XX Century Fox, восхищался фильмами National Geographic, проходя по улице бросал взгляд на рекламные щиты, принадлежавшие News Outdoor, и, конечно, получал информацию из бесчисленных источников News Corp. по всему миру.

Руперт Мердок и его третья жена Венди Денг (2012 год)

Руперт Мердок и его третья жена Венди Денг (2012 год)

Фото: Reuters

Как вспоминают сейчас люди, хорошо знавшие его в то время, Мердок делал это не только ради денег или влияния (хотя, конечно, эти обстоятельства были важны). Он мечтал о создании семейной империи, чтобы передать корону, когда придет срок, своим потомкам. И какое-то время ему это удавалось. Он поставил своих сыновей во главе различных подразделений News Corp. Более того, устав публичной по всем внешним признакам компании был составлен таким образом, что у семьи Мердоков оставалось большинство голосов на собрании акционеров и в совете директоров.

Крах императора Мердока

Распад империи Мердока начался с сущего пустяка — со скандала, к которым в News Corp. давно привыкли. Британские журналисты выяснили, что при освещении громкого преступления сотрудники одного из таблоидов — News of the World — грубо нарушили закон. Они наняли хакера, который взломал аккаунт жертвы в социальной сети, и собирали информацию оттуда. Более того, они сделали так, что казалось, будто жертва преступления — школьница Милли Доулер, похищенная преступниками,— жива, в то время, как она была уже убита. Скандал стал поводом для расследования, к которому вскоре подключился парламент. Стало известно, что журналисты News of the World взламывали мобильные телефоны британских знаменитостей, политиков, даже членов королевской семьи. Обвинения в нарушениях журналистской этики начали появляться и в других странах: было понятно, что подобный сбор данных — не исключительная особенность News of the World. Мердок решился на отчаянный поступок. Он закрыл News of the World и извинился, однако это не помогло. Стало очевидным, что империя рушится, и единственное, что может сделать император,— контролировать ее разрушение.

Фото: Reuters

В 2012 году было объявлено о том, что News Corporation делится на две части. В одну — 21st Century Fox — отходили все развлекательные активы News. В другую — News Corp.— переходили все информационные и газетные активы корпорации. При этом законным преемником News Corporation объявлялась 21st Century.

Мердок оставался императором, однако его двуединая империя потеряла если не в деньгах, то во влиянии. Как говорили эксперты, поглощение одной или сразу обеих ее частей сторонней медиагруппой было лишь вопросом времени. Так и произошло. Сначала на 21st Century положила глаз Time Warner, у которой, впрочем, ничего не вышло. Вторым кандидатом стала Walt Disney Co, но и с ней с первого раза переговоры не заладились. И только на прошлой неделе стало известно, что возобновившиеся переговоры окончились удачно. Наибольшая часть активов Мердока продана.

Годами аналитики, инвесторы и все, кого интересовал рынок развлечений и СМИ, обсуждали один и тот же вопрос: кому перейдет корона Руперта Мердока, когда он решит по каким-то причинам отойти от дел. Кто из его детей — Джеймс Мердок, Лаклан Мердок или Элизабет Мердок — станет новым императором или императрицей? Теперь вопрос исчез за ненадобностью. Империя не будет передана никому из них. Империи больше нет.

Филипп Ночевка

Источник: Коммерсант.ru

 

 

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Пресс-кафе. Добавьте в закладки постоянную ссылку.