Статус — дело наживное

В Союзе журналистов России произошла смена власти

За месяц до чрезвычайного, как его многие назвали, XII съезда СЖР, прошедшего в минувшую субботу, бессменный лидер этой массовой журналистской организации Всеволод Богданов заявил, что покидает свой пост, рекомендовав на эту должность Владимира Соловьева, выходца из ВГТРК. Именно его кандидатура и получила большинство голосов на состоявшемся съезде. Сразу после окончания форума вновь избранный председатель СЖР дал эксклюзивное интервью главному редактору «Нового вторника».

– Прежде всего примите, Владимир Геннадьевич, наши поздравления с избранием на этот высокий пост!

– Спасибо большое!

– Тот факт, что вы шли на выборы «под грифом» кандидата от Богданова, не в обиду будь сказано, имело для вас принципиальное значение?

– Скажу так: это имело большое значение. Хотя бы потому, что Всеволод Леонидович — невероятно уважаемый в журналистском сообществе человек, на его авторитете все эти годы и держался Союз. В самые тяжелые периоды истории ему удалось каким-то образом сохранить журналистскую организацию, не дать ей распасться, как это случилось в 90-е годы с другими творческими коллективами.

– Можно ли сказать, что заявление Богданова стало для вас неожиданностью?

– В определенной степени да, хотя такой ход событий я не мог не предвидеть. Мы ведь достаточно давно знакомы с Всеволодом Леонидовичем, на протяжении многих лет участвуя, в том числе, в работе известного ялтинского телекинофорума «Вместе».

В процессе общения на этих фестивалях мы достаточно много говорили с Богдановым и о том, что происходит в журналистском сообществе, и о том, что интересного можно еще сделать. При этом председатель СЖР не раз предлагал непосредственно поучаствовать в деятельности Союза в ранге секретаря.

Я долго думал над предложением Всеволода Леонидовича, но окончательное решение принял лишь нынешним летом, оказавшись на фестивале журналистов «Вся Россия-2017» в Дагомысе, во время которого Федеративный совет СЖР и кооптировал меня в секретариат взамен одного из выбывших секретарей. Что касается поступившего от Богданова предложения баллотироваться на пост председателя СЖР, то, прежде чем дать согласие, я несколько дней размышлял, изучал сложившуюся в Cоюзе ситуацию, советовался с коллегами. В итоге случилось то, что случилось.

– За вашей спиной завидный послужной список (см. справку. — Ред.), который иной из коллег не наработает и за сто лет, а кроме того, десятки командировок в горячие точки как внутри страны, так и за ее пределами. Но избравшись в председатели СЖР, вы оказались в не менее горячей точке…

– Совершенно с вами согласен. Но я бы не взялся за это дело, не будь у меня пятилетнего опыта предыдущей работы в качестве главного продюсера Службы документальных фильмов телеканала «Россия» и прежде всего ее организационно-административной составляющей. Приходилось постоянно общаться с людьми, регулировать, так сказать, бурлящий поток работающих в этой сфере коллег.

Да, проблем в СЖР много. И первое, на что я обратил внимание, изучая ситуацию в Союзе, — практически во всех больших газетах, ведущих теле- и радиоканалах почти нет членов СЖР. На вопрос же, почему коллеги не вступают в Союз, слышал в ответ: а зачем?

К сожалению, сохраняя за собой функцию творческого объединения, Союз постепенно, год за годом, стал утрачивать, а в итоге утратил объединительную и просветительскую функции, функцию профсоюза, если хотите. Будем их постепенно восстанавливать.

– Не могли бы вы, хотя бы тезисно, рассказать о программе своих действий на новом посту?

– Наша общая и главная задача — поднять статус журналистской профессии на качественно новый уровень. С этой целью, я думаю, необходимо предпринять целый набор действий, а именно:

* содействовать принятию новой редакции закона о СМИ, который давно находится на рассмотрении в Госдуме;

* экономически гарантировать независимость СМИ за счет средств общественного фонда финансирования местных СМИ, не зависящего от конъюнктуры региональных и муниципальных властей;

* гласно распределять средства на господдержку прессы вне зависимости от произвола местных чиновников;

* распространить действие статьи 277 УК РФ «посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля» на журналистов, поскольку их труд заслуживает такого же признания и такой же охраны со стороны общества;

* законодательно приравнять журналистов, постоянно работающих в зонах военных конфликтов, к участникам боевых действий;

* внести на рассмотрение закон об обязательном страховании работодателями жизни и здоровья журналистов, работающих в горячих точках;

* повысить (возможно, с помощью крупных штрафов) ответственность чиновников за немотивированные отказы в предоставлении запрашиваемой журналистами информации.

Я назвал только основные задачи Союза, хотя остается немало и «второстепенных» (в кавычках) вопросов, которые при ближайшем рассмотрении могут оказаться главными.

– Например?

– Взять хотя бы идею нашего уважаемого коллеги Бориса Львовича Резника, которую я безоговорочно поддерживаю: ввести некую законодательно норму о действенности журналистских материалов и ответственности руководителя любого уровня за игнорирование критических выступлений СМИ. Я думаю, что если такая норма появится, это было бы очень важным достижением гражданского общества, в глазах которого подпорченный статус нашей профессии значительно вырос бы.

Кроме того, очень важно разобраться в количестве премий, учреждаемых и соответственно вручаемых Союзом налево и направо, кому не попадя. Люди правильно пишут, что тем самым мы низводим значение награды до уровня плинтуса. А надо, чтобы таких премий было всего несколько в году, и чтобы они, возможно, были именными и имели, в том числе материальную составляющую — тогда и потенциальных лауреатов, стремящихся их получить, станет значительно больше, увеличится конкурентоспособность и соревновательность, что опять-таки только увеличит статус как Союза в целом, так и нашей профессии в частности.

Или возьмите проблему районных и муниципальных газет. Они там выживают самым невероятным образом, поэтому, когда говорят, что журналистика умирает, а я вижу лица и горящие глаза сотрудников этих изданий, я думаю совершенно по-другому. Но регионам, безусловно, надо помогать. И у Союза должны быть на это деньги. Он должен научиться зарабатывать их сам и научить это делать регионы, выходить на те же гранты, например, искать другие варианты наполнения тощего кошелька.

– Но при этом, наверное, не превращаться в коммерческую организацию.

– Несомненно.

– Много спорят о том, быть ли Союзу творческим образованием или профсоюзом. В этом вечном споре вы какую позицию занимаете?

– Я думаю, это должно быть, как говорят, фифти-фифти, с явным, на мой взгляд, приоритетом в сторону защиты прав журналистов. В этом смысле нам следует пристальней присмотреться к опыту зарубежных коллег — как близких, европейских, так и дальних американских, к примеру.

– Мой заключительный вопрос несколько выбивается из темы. Дружите ли вы со спортом или предпочитаете обычную физкультуру?

– К сожалению, из-за большой занятости не имею возможности регулярно ходить ни в бассейн, ни в спортзал, хотя раньше очень серьезно занимался виндсерфингом. Уходил, бывало, на доске за горизонт, а возвращался в сухой кепочке — это, скажу вам без ложной скромности, дано не каждому. Сейчас поддерживать тонус мне очень помогают пешие прогулки. Во время таких хождений и дышится легко, и думается лучше.

Источник: Ассоциация распространителей печатной продукции

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.