Глава Союза журналистов: заказная статья страшнее, чем заказное убийство

Всеволод Богданов.

«Любую правду за ваши деньги»

Ольга Шаблинская, «АиФ»: — Всеволод Леонидович, многолетний декан журфака МГУ профессор Ясен Засурский всегда говорил: журналист должен быть принципиальным, говорить правду. Но сейчас век папарацци, многие издания и телеканалы живут за счёт подглядывания в замочную скважину…

Всеволод Богданов: — Это разные профессии, разные занятия. В советские времена, когда мы выезжали на встречи с западным миром, нам говорили: «У вас не журналистика, у вас пропаганда». Мы отвечали: да, но у нас есть и журналистика. Жанров было бесконечное количество. Первый и самый важный из них — журналистское расследование, на этом строился авторитет СМИ и нашей профессии. Сегодня невозможно представить, чтобы люди толпились у газетных витрин, читая какой-то материал. А я каждое утро, когда ехал на работу, с волнением выглядывал в окно: стоят ли люди около стенда с моим материалом, читают или нет. Публикации в «Советской России», где я работал, разбирались на Политбюро, в кабинете министров, потом принимались меры. Наша профессия вызывала особое доверие у общества. Сегодня, к сожалению, это доверие потеряно, причем во многом по вине недобросовестных журналистов. Было тяжело слышать, когда один некогда уважаемый мной редактор газеты в Германии сделал признание: «Любую правду за ваши деньги». Поэтому о журналистах и говорят: «Ну он журналюга, ему заплатили, он может написать что угодно». Слышать это оскорбительно и обидно. Для меня заказная статья — это даже страшнее, чем заказное убийство. Потому что «заказуха» — это цинизм, это разложение общества, потеря доверия к журналистике.

Мы в России очень внимательно смотрим на западное ТВ. А что происходит в Азии? Не замечаем. На мой же взгляд, лучшее общественное телевидение — это NHK в Японии. Оно построено таким образом, что учитываются буквально все слои общества, которые есть.

«Но сам он выпивоха»

— Вы верите, что хороший журналист может быть кристально чистым человеком?

— Знаете, когда я только пришёл в профессию, прочитал «Обыкновенное убийство» американского журналиста Трумена Капоте: расследование убийства фермерской семьи в Канзасе. Был потрясён глубиной этой работы, тем, как он сумел докопаться, почему люди пошли на страшное преступление. Прошло много лет, разразился скандал, когда президента США Никсона лишили доверия. Так вот, именно Трумен Капоте был одним из инициаторов всего этого, он занимался расследованием деятельности Никсона. Когда я при встрече с коллегами-американцами сказал, как я отношусь к работе Трумена, мне ответили: «Да, журналист он потрясающий. Ни разу не солгал, не увёл читателя от истины. Но сам он аморальный тип, выпивоха, наркоман». Я тогда понял: журналист и личность — это не одно и то же, понятия эти не перетекают из одного в другое.

Журналистика требует чистоты расследования. В Советском Союзе тоже были журналисты, блестяще владеющие жанром расследования. Когда я работал генеральным директором всех программ Центрального телевидения, у меня в подчинении было 20 политобозревателей. Выход любого из них в эфир вызывал огромный интерес. Знаменитый Станислав Кондрашов буквально за три недели до смерти оставил мне свой портфель с публикациями. Читаешь их сегодня, и такое впечатление, что он всё предусмотрел. Последняя его книга «Хроники времён распада, свидетельства начала 90-х» чрезвычайно важна для понимания того, что с нами происходило, когда разваливался Союз. Сейчас из тех знаменитых политобозревателей востребован только один: Владимир Познер. Незатухающая звезда.

— Вы сказали, что это унижение для профессии: в телешоу проверять известных артистов на предмет того, являются ли они отцами своих детей. Но, согласитесь, мы очень многое «слямзили» в этом плане у Запада.

— Изучая телеопыт других стран, надо всё же следовать своему пути. Помню, как мы с Эдуардом Сагалаевым собрали делегацию журналистов со всего Союза и поехали в Атланту изучать опыт CNN. На одной из встреч появился бывший президент США Картер. Он очень навязчиво пытался нам внушить свои подходы к работе со зрителями. А я ответил: «Мы были недавно у вас в Атланте в ресторане украинской кухни. Это была такая мешанина! Никакой украинской кухни мы там не увидели. Может, не надо нам навязывать бесценный опыт американского ТВ?» Но в итоге, благодаря этому общению, у меня возникло много новых идей касательно нашего ТВ.

Мы в России очень внимательно смотрим на западное ТВ. А что происходит в Азии? Не замечаем. На мой же взгляд, лучшее общественное телевидение — это NHK в Японии. Оно построено таким образом, что учитываются буквально все слои общества, которые есть.

Но в чем смысл любого Союза журналиста? Обеспечить правовой социальный статус журналиста — вот что самое главное.

Он настоящий журналист

— 25 ноября Союз журналистов проводит свой съезд. Много было сделано за последнее время?

— Под защитой Союза журналистов находятся 350 семей наших погибших коллег. Каждый год в День памяти 15 декабря мы собираемся в Доме журналистов, помогаем всем семьям материально. Союз шефствует над детьми погибших журналистов, почти все они оканчивают в итоге факультет журналистики МГУ или МГИМО, работают в России и за границей собкорами российских СМИ.

Есть у нас и Клуб ветеранов СЖР, проводятся мероприятия для ветеранов журналистики и участников Великой Отечественной войны, устраиваются благотворительные праздничные вечера, оказывается материальная помощь. Организованный нами фестиваль СМИ «Вся Россия» — крупнейшее журналистское мероприятие страны. Также на протяжении 25 лет в феврале проводится благотворительный Бал российских журналистов и вручается премия «Золотое перо России». У Союза журналистов России более 80 региональных отделений, и каждое регулярно организовывает медиа-форумы на своей территории. Таким образом, в год в регионах проходит 60-70 медиа-форумов. Есть ещё масса того, что сделано за это время.

Но в чём смысл любого Союза журналистов? Обеспечить правовой социальный статус журналиста — вот что самое главное.

— Вы возглавляете Союз журналистов почти три десятилетия. Планируете ли выдвигать свою кандидатуру на очередной срок?

— На ближайшем съезде буду рекомендовать Владимира Геннадиевича Соловьёва на пост председателя Союза. Мне особенно приятно, что мой кандидат на роль председателя Союза с 1992 по 1997 гг. работал собкором РГТРК «Останкино» в Югославии, заведовал отделением телерадиокомпании на Балканах. Именно Соловьёв заменил погибших телевизионных журналистов Виктора Ногина и Геннадия Куринного. Владимир работал вместе с известным оператором Анатолием Кляном, они многократно объездили все фронты югославских войн, соседние страны, работали под натовскими бомбардировками в Боснии и в Косове.

Я тоже в то время находился в Косове. Никогда не забуду, как вывозил оттуда детей: нам Шойгу дал самолёт. Эти дети целое лето и осень жили в Москве.

Мы с Владимиром Геннадиевичем оба можем рассказать, что было сделано российскими журналистами, когда распадалось такое государство, как Югославия, которая была населена счастливым дружным народом, где был высокий уровень жизни. Владимир Соловьёв многократно ездил в командировки в Чечню, побывал на Первой и Второй чеченских войнах. Всего он в качестве военного корреспондента прошёл 7 войн. Соловьёв — настоящий журналист. Он готов сопереживать тому, что происходит вокруг. Владимир больше 35 лет в журналистике, прошёл школу районной и военной газеты, радио и телевидения, — в программах «Время» и «Вести» — имеет большой опыт организационной и административной работы. Рассчитываю, что его кандидатура будет поддержана съездом.

Источник: Аргументы и Факты

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Авторитетно. Добавьте в закладки постоянную ссылку.