Журналисты флота и города-героя: на острие информационного противоборства во имя России

Как уже сообщалось, в соответствии с планом, утвержденным начальником Генерального штаба Вооруженных Сил РФ генералом армии Валерием Герасимовым, в Санкт-Петербурге, в ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» состоялась военно-историческая конференция «Черноморский флот и Севастополь в судьбе России», посвященная 25-й годовщине начала борьбы за сохранение ЧФ после распада СССР. В ходе обсуждения основных докладов на ней выступил председатель Союза журналистов Севастополя, учёный секретарь Военно-научного общества ЧФ, кандидат политических наук капитан 1 ранга запаса Сергей Горбачев. Тема его выступления: «Вклад средств массовой информации и коммуникации города Севастополя и флота в информационное обеспечение сохранения Черноморского флота для России».

Общепризнано: невозможно переоценить (или недооценить) роль средств массовой информации в решение блока проблем, связанных с Черноморским флотом, статусом Севастополя и Крыма и их принадлежностью, как результат – их возвращением в «родную гавань». Фактически именно тогда впервые в новейшей истории Российского ВМФ была проведена масштабная информационно-психологическая операция, увенчавшаяся в итоге полным успехом. Однако, прежде, чем охарактеризовать вклад средств массовой информации и коммуникации города Севастополя и флота в информационное обеспечение сохранения Черноморского флота для России, следует отметить ряд принципиальных моментов.

ХОРОШО ИЗВЕСТЕН ряд высказываний о том, что оценивать события новейшей истории следует спустя столетие или, по крайней мере, с уходом в мир иной непосредственных или, как минимум, активных участников событий. Вместе с тем, хорошо известна формула: история не терпит сослагательного наклонения. Однако, не только политическая практика, но и деятельность экспертного, в том числе научного сообщества, свидетельствует о совершенно противоположном: практически сразу даются и разного рода оценки, и «проигрываются» различные варианты развития событий. И это представляется естественным, ибо в любое время и в любой стране доминирующим становится фактор конъюнктурных интересов различных элит.

Это относится не только к властным или политическим группировкам, но и к научным кругам, зачастую становящимся на путь обслуживания чьих-то интересов. На мой взгляд, в том числе и поэтому целый ряд важнейших событий нашего недавнего прошлого либо уже соответствующим образом публично, причём, очень громко оценен, или, наоборот, преднамеренно замалчивается или же предаётся забвению. В полной мере это относится к происходившему в нашей стране в 1991-1993 годах.

Несмотря на прошедшую четверть века с той поры, до сих пор в широкий научный оборот не запущены оценочные характеристики процессов, приведших к распаду СССР и полному переформатированию политической, экономической и социальной систем, существовавших в нашей стране на протяжении основной части ХХ века. Потому не удивляет, что о происходившем 25 лет назад на Черноморском флоте, в Севастополе и Крыму мало известно даже нынешнему поколению военных моряков, я уже не говорю о большинстве социально активных соотечественников. В этой связи для понимания значения сделанного черноморцами в весьма непростой период отечественной и мировой истории, следует отметить принципиально важные моменты. Особенно с учетом принципов и факторов непрерывности исторического процесса и преемственности государственности.

ВО-ПЕРВЫХ, как это не прискорбно звучит, по факту распад Советского Союза стал результатом Третьей мировой войны, называвшейся «холодной». Пользуясь современными терминами, её следует характеризовать как войну конвергентную, гибридную, с элементами войны «горячей». Об этом говорит наше участие в целом ряде локальных войн и конфликтов, происходивших на всех континентах, кроме Австралии. О том, что это была действительно война, свидетельствуют колоссальные масштабы наших потерь и утрат. В кратчайший по историческим меркам срок с распадом СССР, почти полной потерей союзников и тотальным сужением сферы влияния, Россия практически рассталась не только со многими геополитическими результатами Второй мировой войны, но и с территориями, приобретёнными в течение XVIII-XX веков в результате зачастую непрерывно шедших на различных театрах войн. Русские оказались самым большим в мире разделённым народом – 25 миллионов соотечественников оказались за пределами современной России.

Подчеркну: без боевых действий мы утратили отлаженную систему обороны и обеспечения безопасности страны. Прекратили своё существование мощнейшие группировки войск и сил, невосполнимыми оказались кадровые потери. При этом был разбалансирован оборонно-промышленный комплекс страны – от структур НИОКР до производителя конкретной продукции.

Таких потерь наша страна не несла никогда, в том числе в самую кровопролитную из войн Великую Отечественную. В определённой мере их можно сопоставить с итогом распада Российской империи по результатам Первой мировой войны и Великой русской революции, 100-летием которой ознаменован нынешний год. И в этой связи необходимо отметить ВТОРОЙ ПРИНЦИПИАЛЬНЫЙ МОМЕНТ: в 1991-1993 годах в России произошла очередная, уже четвёртая (или третья – в зависимости как считать) революция. Об этом тоже публично не говорится, но на самом деле это очевидный факт: в стране сменилась общественно-экономическая формация с отказом от существовавшей государственной идеологии, тотальным перераспределением собственности, полной сменой властных элит, с реальным отторжением подавляющего большинства социально активного населения от результатов своего труда.

Выше отмеченные моменты на довольно длительное время привели к исключению России из числа основных мировых геостратегических игроков, заставив заниматься уже проблемами иного уровня – сохранением собственно государственности и территориальной целостности страны в силу набиравших обороты центробежных, дезинтеграционных процессов. Тогда было закончено формирование новой конфигурации мироустройства в однополярном формате. При этом особую степень конфликтности приобрела так называемая «Дуга нестабильности», протянувшаяся от предгорий Памира до вод Голубой Адриатики. В примерном центре этого «коромысла» как раз и располагается Крым с Севастополем, чьи роль с изменением геополитической конфигурации Черноморско-Каспийского региона значительно выросли. Таким образом, в очередной раз подтверждена истинность утверждения (в т.ч. Павла Степановича Нахимова) о том, кто владеет Крымом – тот владеет Черным морем.

Исходя из сказанного, мы вполне обоснованно можем утверждать: сделанное черноморцами, поддержавшими их севастопольцами и крымчанами, а также патриотами – соотечественниками, по сохранению Черноморского флота для России представляется феноменальным и, что очевидно, беспрецедентным.

Судите сами: после распада СССР и образования постсоветских независимых государств нигде, никто из военнослужащих и гражданских специалистов на постсоветском пространстве, в частности, на Украине, не отказался принимать новую присягу и переходить в подчинение – в данном случае Киеву – в составе оперативно-стратегического объединения. Переходить в подчинение, как отметил Президент В.В. Путин, по принципу переданного мешка картошки.

Черноморский флот, в состав которого входило только военнослужащих 94 тыс. чел., остался верен единожды данной присяге и России. Моряки, действуя на основе принципа прогнозирования, прекрасно понимали: иные действия приведут не только к гибели флота, но и полной утрате возможности отстаивать интересы России в этом важнейшем регионе. Уже тогда было понятно: Украина неспособна иметь полноценный флот, что доказали последующие события, а также утрата этим государством ещё недавно мощнейшей отрасли военного кораблестроения.

Феноменальным является то, что флот не только проявил самостоятельность в условиях жёсткого прессинга со стороны быстро созданных структур государственной машины незалежной Украины, но под руководством командующего адмирала И.В. Касатонова сумел обеспечить стабильность в Севастополе и Крыму, других местах базирования флотских сил в течение восьми месяцев до момента окончательного перевода процесса определения флотской судьбы в русло межгосударственных российско-украинских отношений с подписанием 3 августа 1992 года президентами двух стран Ялтинского соглашения.

 Феномен и в том, что и в дальнейшем флот, чьи корабли до 12 июня 1997 года несли Военно-морской флаг несуществующего государства СССР, практически в полном объеме решал поставленные задачи в своей операционной зоне, в т.ч. у Кавказского побережья.

Мы сегодня вправе – и на полном основании, всесторонне обоснованно, – можем говорить о «Феномене адмирала Касатонова». Этот человек сделал невозможное. Достаточно сказать: в современном мире не было, нет и, наверное, не будет прецедентов, когда многотысячное по своему составу объединение, обладающее ядерным оружием, не подчинилось авантюрным решениям бездумных политиков. Причём, масштабы и значение сделанного И.В. Касатоновым особо зримы в сравнении с тем, что произошло с тремя военными округами, дислоцированными на Украине, с другими объединениями и группировками Вооружённых Сил, которые канули в Лету, «потерялись» при выводе войск из Германии, Чехословакии, Венгрии, Польши, передислокации из Прибалтики, Молдавии, Закавказья, Средней Азии…

На фоне непрерывной череды потерь, утрат и поражений того времени сохранение Черноморского флота можно оценить, по большому счёту, как единственный стратегический успех. Оперативно-стратегическое объединение ВМФ России было сохранено и успешно действовало на территории, находившейся под юрисдикцией Украины. Флот остался в своих исторических базах в Крыму. Этим было сохранено не только присутствие Российской Федерации – моряки-черноморцы обеспечили мир и стабильность на полуострове. Их присутствие здесь стало основой сохранения российской идентичности Русской Тавриды – Крыма, его возвращения в 2014 году вместе с городом русской славы Севастополем в родную гавань – в Россию. Без оставшегося здесь флота это было бы просто невозможно.

КАК СЕЙЧАС В КРЫМУ ГОВОРЯТ, в «материковой» России, к сожалению, об этом мало известно. Для того, чтобы восстановить историческую правду и проводится комплекс мероприятий, приуроченных к 25-летию исторических событий, происходивших на Черноморском флоте, Севастополе и в Крыму. В Севастополе в феврале – апреле инициатором их проведения стало Военно-научное общество ЧФ. Эту задачу решает в том числе и проведённая военно-историческая конференция в ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» им. Н.Г.Кузнецова на тему: «Черноморский флот и Севастополь в судьбе России».

Активно действуют и журналисты, роль которых в сохранении ЧФ для России особенная. В этой связи хотел бы напомнить слова, сказанные адмиралом И.В. Касатоновым: «Фактически в то время была проведена информационно-психологическая операция». И это действительно так, особенно, если мы говорим о том, что достигнутый общий успех был основан на сохранении севастопольской и крымской идентичности, нашей особой ментальности, укреплении духовного стержня, чему способствовала деятельность воспитательных, информационных и культурно-просветительских учреждений как флота, так и города русской славы.

Конечно, особой была роль журналистов, в том числе благодаря которым в памяти и для истории сохранено очень многое. Ведь в те годы как раз очень многое из происходившего не документировалось, было скрыто от глаз, а то, что отражалось на бумаге, зачастую утрачено, не заархивировано. В этом смысле весьма полезно периодически обращаться к пожелтевшим подшивкам газет и журналов, ведь, несмотря на гигантский информационный массив, объем информации по данной проблематике в Интернете весьма ограничен. А эти подшивки хранят очень много интересного. И это при том, что информационное поле региона имело весьма ограниченные рамки, хотя и большой масштаб в силу огромных тиражей и пристального интереса к информационному потоку. Этому способствовала и политика гласности, активно проводимая в ходе перестройки, а также изменения в советском законодательстве – 12 июня 1990 года был принят Закон «О печати и других средствах массовой информации», который впервые за почти 300-летнию историю отечественной прессы практически полностью регулировал отношения в этой сфере. И хотя на момент распада Советского Союза в Севастополе практически не появилось новых СМИ, тем не менее, процесс серьезных изменений в этой сфере набирал обороты, в том числе в рамках существовавших СМИ.

В 1991 году в Севастополе активно действовали и были востребованы две ежедневные газеты – городская «Слава Севастополя» и флотская «Флаг Родины», которые в значительной мере обеспечивали информационные потребности горожан. Достаточно сказать, что при населении города ок. 400 тыс. чел. тираж «Славы…» в то время превышал 90 тыс. экз., а «Флажка» – более 30 тыс. При этом «Флаг Родины» являлся одним из немногих военных изданий, на которое была открыта свободная подписка, а газета продавалась через систему «Союзпечати». Т.е., условно 1 городская газета приходилась на 3-х взрослых севастопольцев, соответственно, «Флаг…» на 3-х военнослужащих. Также следует отметить: образно говоря, вся севастопольская журналистика, все её кадры вышли из «пальто» «Славы…» и «бушлата» «Флажка».

Город имел систему проводного радиовещания, а летом 1991 года было создано Севастопольское телевидение. Кроме того существовала сеть многотиражных газет, в частности, на флоте – это газеты «Вымпел» (7 учебный отряд), «Трудовая вахта» (Строительное управление), «На боевой вахте» (Крымская ВМБ), «Ленинец» (13 СРЗ ЧФ). Курировал флотские СМИ старший инструктор отдела агитации и пропаганды ВПУ ЧФ капитан 2 ранга А. Муравьев. Существовали «многотиражки» и на крупных предприятиях города, в частности, в Севастопольстрое, СПОРП «Атлантика» и др.

Естественно, были доступны центральные и региональные СМИ – ТВ и эфирное радио, пресса. Существовали: ТВ – в формате 2-х каналов с вклиниванием украинских и крымских ресурсов, соответственно, действовали немногочисленные корреспондентские пункты центральных СМИ. В Севастополе – это корпункт «Красной Звезды» (В. Пасякин) и РАТАУ (ТАСС) – М. Стецюк. Выходили основные центральные печатные СМИ (их печать осуществлялась «день в день» в Симферополе).

Таким образом, в городе и на флоте существовало порядка десятка «местных» СМИ, главными из которых были «Слава Севастополя» и «Флаг Родины». Они, в сущности, и стали основными севастопольскими медийными площадками того очень непростого времени. Разумеется, на их деятельность после событий, связанных с ГКЧП, оказали запрет КПСС и процесс департизации и деполитизации ВС СССР. Однако, на востребованности газет тогда это никак не отразилось. Существенные перемены стали происходить в последующем. Пиком этого процесса для флотской газеты стали декабрь 1991 года – январь 1992 года.

ЕСТЕСТВЕННО, ФЛОТСКИЕ ЖУРНАЛИСТЫ, а только офицеров было более двадцати человек, в силу сферы своей деятельности находились в гуще событий. Однако на их позиции и практике работы в полной мере отразилось происходящее тогда, а также жизненные привязанности и житейские приоритеты.

С конца августа 1991 года в течение осени «Флаг Родины» и его редактор капитан 1 ранга Я. Князев были подвергнуты травле и преследованиям вплоть до уголовного преследования и закрытия газеты в связи с публикацией официальных материалов ГКЧП. К сожалению, во главе этой разнузданной кампании стал в прошлом журналист, депутат горсовета А. Круглов, находившийся, образно говоря, на демократической платформе. Александр Георгиевич тогда действовал в соответствии со своим пониманием ситуации и настоящим именем по метрике – Авангард, которое дал ему его отец-большевик, соратник Сергея Лазо. Серьёзный конфликт и скандальная ситуация были купированы благодаря вниманию к газете со стороны командующего ЧФ адмирала И. Касатонова и председателя горсовета и исполкома И. Ермакова, лично вникшего в ситуацию и пришедшего в редакцию для общения с флотскими журналистами. Однако с исчерпанием конфликта с «наездом» «флажковцы» стали действовать очень осмотрительно, зачастую излишне перестраховываясь. В итоге к решающему в судьбе флота моменту, к декабрю-январю, печатный флотский орган в основном стал лишь отслеживать ситуацию, газета утратила остроту, а в принципиальных вопросах, связанных с обстановкой в стране и Вооружённых Силах, стала беззубой.

Существенный момент заключался в том, что значительная часть флотских журналистов была связана с Украиной различными узами, в т.ч. родственными. Сказалась и система отбора и подготовки военных журналистов во Львовском ВВПУ, соответственно, существовавших связей. В итоге в начале января 1992 года во «Флаге Родины» в кулуарах стал даже обсуждаться вопрос: в парадной ли форме будет проводиться приём украинской присяги? Открыто выступил против этого лишь офицер «казачьих кровей» капитан 3 ранга А. Лоскутов. Твёрдую позицию занимал авторитетный журналист, «золотое перо» «Флажка» капитан 2 ранга Н. Гормалёв, уроженец кубанской станицы Брюховецкая.

В конце концов беспринципность публикаций «Флага Родины», «давшего свет» официальным киевским документам, привела к смене главного редактора (увольнению в запас по выслуге лет). Это было объективно, ибо газета перестала отвечать чаяниям читателя, не отражала позиции командующего и учредителя – Военного совета флота. Главным редактором стал недавно назначенный ответственным секретарем редакции и вызванный из отпуска А. Муравьев, возглавивший газету на 12 лет – это рекорд в почти вековой истории «Флажка». Его назначение состоялось в течение нескольких часов. В выпуске «Флажка» за субботу, 11 января, в выходных данных стояла фамилия старого редактора, а в следующем, №7 газеты, специально вышедшем в воскресенье, чего не было ни до, ни после, уже значилась фамилия нового.

В этой же газете были опубликованы материалы, раскрывающие позицию Военного совета, безоговорочно поддержавшего позицию командующего ЧФ адмирала И. Касатонова об отказе приёма черноморцами украинской присяги. С этого момента газета реально приобрела совершенно иной, не ведомственный статус. «Флаг Родины» фактически стал ведущим общественно-политическим изданием всего региона, средством развёрнутого противоборства между силами, в конечном счёте, разрушавших флот и, наоборот, стремившихся сохранить его единство и боеспособность, функциональное предназначение в полном объёме. Газетой занимался лично командующий, всегда очень заинтересованно вникавший в объемный блок информационного обеспечения деятельности флота. Его примеру следоали и его преемники вплоть до адмирала В. Комоедова, своё знакомство с флотом начинавшие со встречи с журналистами в редакции.

Лично командующий организовал процесс создания совершенно новой для флота структуры – пресс-центра ЧФ, который в конце ноября 1991 года возглавил прибывший с СФ бывший замкомбрига соединения НК капитан 1 ранга А. Лазебников. Его надёжным помощником стал спецпропагандист капитан 3 ранга А. Грачев, возглавивший пресс-центр после трагической гибели – убийства Лазебникова в декабре 1993 года. Пресс-центр ЧФ быстро наладил эффективное взаимодействие с центральными и региональными СМИ, наряду с рабочим взаимодействием с «гражданскими» журналистами организуя информационные кампании, в т.ч. пресс-туры на флот, привозя журналистов из Москвы самолётами и т.д.

К сожалению, часть офицеров-журналистов, исходивших, как представляется, исключительно конъюнктурных соображений, предприняла ряд инициатив с целью определения своего места в строю явочным порядком создававшихся ВМСУ. К сожалению, несколько человек из редакции в то время ездили на аттестацию к назначению в СМИ ВМСУ в Киев, а несколько выходцев из «Флага Родины» вскоре туда попали. Достаточно сказать, что спецкорами газеты МОУ «Народная Армия» (бывш. газета КВО «Ленинское знамя») были «флажковцы», один из них долгие годы возглавлял пресс-центр Севастопольского управления СБУ, руководителями пресс-центра ВМСУ были некогда офицеры «Флага Родины» Н. Савченко и О. Чубук. Такое положение привело к тому, что в газете образовался кадровый провал, значительное число «флажковцев» оставались пассивны. Однако благодаря вдумчивой работе по отбору кадров редакция была усилена офицерами, пришедшими в редакцию с палубы корабля и аэродромной бетонки. Так в редакции оказался автор этого материала, а также офицеры И.Сидоров, В.Иванов, А.Казаков, Ю.Чумак и другие. К слову, на новом поприще они достигли неплохих профессиональных высот.

ПОЖАЛУЙ, ИСТОРИЯ БОРЬБЫ, а по-другому невозможно охарактеризовать работу и службу флотских журналистов в период 90-х годов, требует особого – весьма серьёзного – анализа и описания. Показательно и принципиально: флотские журналисты и информационщики действовали в сложных условиях: при фактическом отсутствии нормативно-правовой базы своей деятельности; слабом материально-техническом оснащении и обеспечении, в т.ч. кадровом; регулярно проводимых ОШМ (сокращение штата) при большом объёме задач. Неблагоприятная «внешняя среда» была обусловлена начавшимися в Российской Федерации и затянувшимися на два десятилетия «военной реформой» и «реформированием» Вооружённых Сил, трансформировавшимися в «оптимизацию», «модернизацию», а затем в формирование «нового облика» Армии и Флота России. Благозвучные по форме процессы имели деструктивное, а в чём-то и губительное для многих структур государственного военного организма содержание. «Модернизационные» явления имели разрушительную сущность. В целом военная печать страны подверглась минимизации своего потенциала и возможностей. Однако сама специфика ситуации на ЧФ, внимание к информационной сфере командования, патриотизм и самоотдача черноморских патриотов-журналистов, их инициатива и нестандартные подходы к решению задач способствовали не только сохранению информационных структур флота, но и их наращиванию. Правда, этот процесс шёл непросто.

В то же время, в противоположность практике информационного обеспечения в ВС РФ, активно действовали структуры министерства обороны Украины. В Военно-морских силах Украины они появились уже в первой половине 1992 года, т. е. до создания основных управленческих и штабных структур. Это средства массовой информации и коммуникации: пресс-центр ВМСУ, газета «Флот Украины» (создана 15 мая 1992 г., 1-й номер «ФУ» – 8 июня). Вскоре был создан журнал ВМСУ «Морська держава». 30 декабря 1992 г. создан Телерадиоцентр (ТРЦ) «Бриз» с постоянной ТВ-волной вещания и круглосуточным радиовещанием в FM-диапазоне. Действовали на информационном поле региона поддерживаемые на государственном уровне украинские общественные структуры (Союз офицеров Украины, общество «Просвита» и её газета «Дзвин Севастополя»). К сожалению, к созданию своего телевидения Черноморский флот приступил только в 1994 году, его ресурсные и кадровые возможности были ограничены.

Тем не менее, следует отметить: флотские журналисты выиграли информационное противоборство. Этому способствовали и обеспечили успех многие факторы, в том числе: системность в работе, комплексный подход к решению задач, объективность, оперативность и предвидение развития обстановки, а также максимальное использование творческого и материально-технического потенциала средств массовой информации и коммуникации. Так, например, к действовавшему на ЧФ специальному корреспонденту газеты «Красная звезда» добавились корреспонденты журналов «Морской сборник» и «Армия» («Воин России»). Осуществлялось творческое взаимодействие с журналистами города и Крыма, центральных СМИ – Леонидом Блескиным, Анатолием Маретой, Елизаветой Юрздицкой («Слава Севастополя»), Ларисой Кужановой (Севастопольское ТВ), Ольгой Сигачевой («Крымские известия»), Алексеем Бушуевым (РОС), Григорием Староверовым и Михаилом Бахаревым («Крымская правда»), Владимиром Плотниковым (Радио «Маяк»), Анной Канюковой (НТВ) и другими.

Черноморские журналисты имели непосредственное отношение к созданию и функционированию городских и региональных СМИ, через которые до читательской аудитории доводилась объективная, непредвзятая информация в интересах флота (газеты «Севастопольская правда», «Российская община Севастополя», «Третья оборона», «Черноморец», «Бубен», «Севастопольские известия», «Ветеран», «Вечерний Севастополь», «Севастопольская газета» и др., альманах «Маринист»). Поддержку флотским журналистам оказывали патриоты с «материковой» России, прежде всего, москвичи и кубанцы. Их поддержал и Союз журналистов России (председатель – В.Л. Богданов), в результате на базе «Флага Родины» была создана Ассоциация российских журналистов, работающих в Крыму, Севастополе и на Черноморском флоте. В общей сложности она насчитывала около 80 человек.

Обладая значительным информационным массивом, часть которого носила эксклюзивный характер, флотские журналисты стали инициаторами, авторами и соавторами целого ряда исследований, в т.ч. книг по новейшей истории флота, определению судьбы Черноморского флота бывшего СССР, статусу Крыма и Севастополя. Так, например, благодаря им вышли фундаментальные труды «Черноморский флот России», «Российский Черноморский флот», «Флотораздел» и др.

Разумеется, деятельность флотских журналистов вызывала противодействие не только со стороны украинских информационных структур, но и специальных служб. Так, Службой безопасности Украины были предприняты акции устрашения и запугивания в форме предупреждений и «профилактических бесед» с офицерами А.Муравьёвым, С.Горбачёвым, В.Мамлыгой. В1995 году украинской прокуратурой вместе с председателем Российской общины Севастополя Раисой Телятниковой капитан 2 ранга Сергей Горбачёв был обвинён в «разжигании межнациональной розни» и «призывах к нарушению территориальной целостности Украины» (являлся на общественных началах редактором газеты «Российская община Севастополя»). Однако суд по «Делу РОС» развалился.

Украинские провокаторы угрожали по телефону, в т.ч. физической расправой. На здании редакции газеты «Флаг Родины» была разбита аннотационная вывеска, в здании выбивались стёкла. Бала разбита мемориальная мраморная доска на здании, в котором в годы войны до последнего дня обороны Севастополя в 1942 году находилась редакция газеты «Красный черноморец» («Флаг Родины»). Новая, металлическая доска, была похищена…

Активная, наступательная информационная деятельность черноморцев продолжалась вплоть до 1997 года – до подписания «Большого» российско-украинского договора и «Базовых» соглашений по флоту. Однако она потеряла свою динамику не только в силу формальной нормализации отношений между Россией и Украиной – проблем вокруг флотской тематики хватало и в дальнейшем, особенно после 2004 года и «победы» Первого Майдана. На характер и тональность флотского информационного продукта определяющее влияние оказывала политическая и иная конъюнктура российского истеблишмента того периода, а также субъективный фактор, персонифицируемый с личностями флотского руководства. Свою роль играла сама система решения задач флотом, силы которого размещались на территории, находившейся под юрисдикцией Украины.

Следует отметить принципиальный момент: черноморскими журналистами и информационщиками был накоплен интересный, заслуживающий внимания и распространения опыт, который, в конечном счете, так и не был востребован. В современных условиях, когда в целом актуализирована информационная проблематика, он наверняка был бы полезен с учётом практики гибридных форм геополитической конкуренции в регионе Причерноморья. И не только в нём. Этот опыт пригодился бы и в решении задач переформатирования информационных структур Министерства обороны, который продолжается в течение уже четверти века.

Капитан 1 ранга запаса Сергей ГОРБАЧЕВ,

председатель Союза журналистов Севастополя,

учёный секретарь Военно-научного общества ЧФ,

кандидат политических наук

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Авторские колонки, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.