Сергей Горбачев: На площадке ОБСЕ рефлексировали наши закомплексованные «недрузья», «небратья» и «неколлеги»…

Наверное, не проходит и дня, чтобы с Украины не поступала какая-то информация о состоянии и изменениях, происходящих в информационной сфере этой страны. И это неслучайно – тотальная деградация украинской державности самым непосредственным образом затрагивает медиапространство «незалежной». Так считает председатель Севастопольской организации Союза журналистов России Сергей Горбачев.

– Время быстротечно – уж минуло тридцать лет с момента, как, говоря современным языком, главным трендом нашей Великой страны с названием – аббревиатурой СССР (её, кстати, нынешняя молодёжь в своём большинстве не расшифрует) стали «перестройка и гласность». Тогда впервые зазвучали слова о прессе как «четвёртой власти», – говорит Сергей Горбачев. – С тех пор многое изменилось, в том числе с оценками роли и места средств массовой информации и коммуникации. И не только у нас, но и во всём мире. Однако мы по-прежнему продолжаем оперировать термином «четвёртая власть», относя его к средствам массовой информации и коммуникации. И, по большому счёту, делаем это по инерции, а может, по недомыслию или заблуждению.

На самом деле статус «четвёртой власти» – понятие неформальное, но реальное. Его приобретают общественные институты или корпоративные объединения, реально приобретающие властные полномочия. Так, например, в «лихие 90-е» этот статус в России приобрели «братки». Затем он перешёл к чиновничеству, независимо от принадлежности к исполнительным структурам конкретных властных ветвей. Откровенно говоря, я полагал, что это наш, чисто российский феномен. Точнее, постсоветский, свойственный ряду бывших союзных республик. Однако, побывав недавно на Международной конференции «Свобода СМИ в условиях нестабильности», организованной Бюро Представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ, я пришёл к нелицеприятному выводу: и на Западе, который часто ставится в пример по степени свободы слова и печати, на самом деле пресса утратила эту свободу. Степень её весьма ограничена, а журналисты в значительной мере являются орудием, инструментом, средством достижения целей, определённых на уровне как конкретных элит, так и государства.

– Почему вы пришли к такому выводу?

– На конференции предполагалось рассмотреть комплекс проблем, представляющих интерес, точнее, актуальных именно для журналистского сообщества, но преодоление, разрешение которых без власти невозможно. Повестка двух дней, в принципе, на конференции была рассмотрена и обсуждена. Однако, на мой взгляд, принципиальным на форуме, на котором собрались представители десятков стран, является не просто рассмотрение обсуждаемых вопросов, так сказать, не ритуальные танцы на международном уровне, ведь собрались в Вене в основном не дипломаты, а медийщики-практики, профессионалы. Важны, на мой взгляд, тональность, фон дискуссий, готовность говорить и желание быть услышанными. И вот как раз с этим – проблема. Многие журналисты, увы, избрали высокую трибуну ОБСЕ для декларирования вложенных в их головы и уста утверждений, далёких от журналистики, от действительно актуальных профессиональных проблем. И это подтверждает набирающую силу тенденцию деградации журналистики как таковой – средства массовой информации и коммуникации становятся платформой, коммутатором для решения задач PR и рекламы – политических, идеологических, экономических, организационных, в том числе государственных, исходящих от правящих элит.

В принципе, так было всегда, но не везде и не в таких масштабах. Есть государства, где никаких СМИ, кроме как отражающих официальную, правительственную точку зрения, просто нет. Вспомните сентенции отечественного классика, разработавшего теорию о партийности литературы и журналистики, утверждавшего о том, что газета является не только коллективным пропагандистом и агитатором, но и организатором. Вместе с тем мы говорим о свободе СМИ, о их независимости…

– О «четвёртой власти»…

– Ну да… Понятно, что СМИ обладают относительной степенью свободы. Но, на мой взгляд, в ряде стран, в том числе на Украине, она близка к нулю.

– А почему вы говорите об Украине?

– Дело в том, что форум в Вене это ярко и однозначно продемонстрировал.

Собираясь в поездку на конференцию, проводимую под эгидой ОБСЕ, в которую входит 57 стран, я полагал, что форум предоставит возможность для обмена мнениями, опытом, для налаживания связей, установления контактов, для разъяснения позиций и изложения взглядов. Однако конференция по сути стала площадкой для демонстрации антироссийской риторики со стороны украинской делегации и представителей их западных покровителей и вдохновителей.

Знаете, когда собираются коллеги журналисты, независимо от их принадлежности к конкретным СМИ, создаётся особенная атмосфера. Что называется, в кулуарах – в перерыве между заседаниями, за чашкой кофе, в курилке они всегда находят общий язык. Впрочем, и на мероприятиях в официальном формате – на пленарных заседаниях, на «круглых столах» и т.д. – журналисты неизменно придерживаются корпоративных этических правил. К примеру, уважающий прежде всего себя журналист никогда не позволит себе «публично обличать» коллег, переходить на личности, тем более – оскорблять. Настоящий профессионал, обладающий соответствующими приёмами и методами, всегда найдёт возможность поставить на место зарвавшегося коллегу. Сделает это деликатно, без надрыва и базарной перепалки. Действия же украинских журналистов на форуме продемонстрировали обратное – они представляли собой обиженных, закомплексованных, рефлексирующих мальчуганов и девчонок, у которых в песочнице попробовали забрать не принадлежащую им игрушку. Это – не результат какого-то всплеска эмоций или спонтанного развития дискуссии.

Такое поведение, по моему глубокому убеждению, во-первых, свидетельствует об их персональной ущербности, а во-вторых, об их ангажированности. Тональность выступлений представителей Украины, их агрессивный настрой свидетельствовали об одном: их действия, такое поведение были спланированы в Киеве, при организационной и консультационной поддержке их заокеанских партнёров, европейских соглашателей и поощрителей. Практически на всех заседаниях, независимо от формата и темы, украинцы (кстати, наверное, больше половины из них – с русскими фамилиями) предпринимали нападки на Россию и на представителей российской делегации.

– В чём это выражалось?

– Самое показательное в этом деле – выступление официального представителя Украины на конференции спикера МИД этой страны Марьяны Беца. Конференция началась с приветствий официальных представителей некоторых государств – членов ОБСЕ: Армении, России, Азербайджана, Хорватии, США, Казахстана, Норвегии, Турции… В принципе, почти все представители ограничились общими посылами, пожелали участникам конференции успехов в её работе. Марьяна Беца, наоборот, сразу взяла с места в карьер: из неё, как из рога изобилия, посыпались обвинения в адрес России. Причем собственно журналистскую тему она затронула лишь в конце.

– О чем она говорила?

– Ею были изложены в общем-то известные посылы. Буквально тезисно это звучало так: Россия – агрессор, развязавший войну против Украины; «Вывести Российские войска из Донбасса!»; Москва должна прекратить гибридную войну; российские СМИ – орудие пропаганды Кремля; на Донбассе нет свободы слова и печати; в оккупированном Крыму и Севастополе притесняют журналистов – их убивают, похищают, сотни(!) из них вынуждены покинуть полуостров. Примерно в таком же режиме высказывались в дальнейшем и остальные украинские выступавшие. При этом их речи поддерживались аплодисментами и выступлениями некоторых зарубежных коллег. На мой взгляд, это действо было не просто срежиссировано, но и управлялось, корректура шла «по горячим следам».

– А почему вы так решили?

– По ряду прямых и косвенных признаков. Всего в российскую делегацию входило человек пятнадцать: пятеро – от Союза журналистов России во главе с Председателем СЖР Всеволодом Богдановым, а также представители нескольких ведущих СМИ, работники Постоянного Представительства Российской Федерации при ОБСЕ. Ну, а украинская делегация состояла из нескольких десятков человек. В её составе были пресс-секретарь министерства обороны Оксана Гаврилюк, известные своим русофобством медийные «соловьи» и «канарейки», в том числе с Донбасса – понятное дело, не из ДНР и ЛНР. Об этом же говорит и программа форума, и персоны спикеров. И здесь явный крен был направлен в сторону преференций украинским участникам. Потому в общем хронометраже они стремились к доминированию. Действуя агрессивно, нахраписто, излагая свои взгляды, вернее, громко их декларируя без заботы об аргументации, без ссылок на факты, на упоминания фамилий, украинские участники форума накалили атмосферу, разговор вели на языке ненависти.

Знаете, в 80-е годы была популярна книга родившегося в Киеве одного из «прорабов перестройки» публициста Виталия Коротича «Лицо ненависти». За неё он, кстати, получил Государственную премию СССР. Несмотря на метаморфозы, постигшие за последние десятилетия всех нас, автора, а также СССР-Россию и США, книга эта по-прежнему актуальна. Особенно в наши дни. Так вот, многое из того, что написал Коротич, оказалось очень живуче. Особенно в применении к нынешним российско-украинским отношениям. И форум в Вене это подтверждает.

Откровенно говоря, я предполагал, что могу столкнуться с недоброжелательством, но в целом я был настроен на возможность изложить свои взгляды в процессе открытого диалога, в конструктивном духе. Я не предполагал, что украинские журналисты выстроят стену из конгломерата агрессивности, ненависти и лжи. Конечно, не всё можно понять, но объяснить можно всё. Их манеру и тактику поведения можно объяснить заточенностью, заряженностью на конкретные темы в определённом контексте. Но невозможно понять нежелание общаться в конструктивном духе. Ведь, несмотря на существующие противоречия и обиды, рано или поздно нам придётся договариваться. И чем раньше это произойдёт, тем лучше.

И в этом деле важнейшей, исключительной можно назвать роль СМИ и журналистов. Особенно журналистов как конкретных персоналий, субъектов процесса налаживания коммуникаций между странами и народами. Ведь там, где не могут действовать политики и даже дипломаты, вполне могут сработать журналисты.

Я, например, не могу понять мотива председателя Национального союза журналистов Украины Сергея Томиленко, заявившего, что российские журналисты украинским – «недрузья», мол, диалог можно вести только с друзьями… Вот такие фразеологизм и идиома одновременно рождены в дополнение к известным «небратьям». К слову, на форуме прозвучало ещё одно новое словцо – «неколлега», направленное персонально в мой адрес. Так-то вот: мы украинским журналистам «небратья», «недрузья» и «неколлеги»…

– Сергей Павлович, а какова была реакция на это российской стороны?

– В противоположность языку вражды, используемому украинскими коллегами, представители России выступали и действовали взвешенно, аргументировано. Я бы сказал, мы выглядели вполне достойно, даже солидно. В отличие от украинских представителей, мы не скатывались к декларации лозунгов и митинговщине ущемлённых в чём-то, обиженных «дитяток».

Дважды я брал слово. В первый день работы я сделал заявление о том, что голословные обвинения Марьяны Беца об убийствах и похищениях, бегстве сотен журналистов из Севастополя и Крыма меня, как председателя Севастопольской организации СЖР, просто разочаровывают и даже огорчают. Я – единственный, впервые приехавший на столь высокий форум журналист, по факту представляющий всё медиасообщество полуострова, настроен на конструктивную работу. Считаю общей задачей нормализацию отношений в информационной сфере, в том числе путём приглашения, работы непосредственно на месте журналистов из стран ОБСЕ. Пусть журналисты, увидев нашу жизнь своими глазами, об увиденном и услышанном расскажут и напишут. Тогда не будет необоснованных обвинений об убийствах, похищениях и прочем…

– Но ведь известны факты, связанные, например, с судом над Мыколой Семеной. Или, например, о том, что полуостров покинули некоторые крымскотатарские журналисты…

– Разумеется, эти факты известны. Но, во-первых, если говорить об этом, то в этой связи нужно разбирать каждый случай конкретно. Этого не делалось, а говорилось «в общем и целом». Во-вторых, смею утверждать: никто журналистов в Севастополе не убивал, не похищал и из города не изгонял. Да, есть те, кто покинул крымскую землю. Но они сделали это по собственной воле.

Взять, к примеру, известного «провокатора от журналистики» руководителя медиацентра «IPC Севастополь» Татьяну Рихтун, сбежавшую в Киев после Русской весны. Это – «профессиональный грантоед» от Сороса и администрации президента Украины. К слову, её коллеги предпочли остаться в Севастополе, сегодня они вполне успешно работают в информационной сфере, как и подавляющее число остальных местных журналистов.

Как известно, практически все севастопольские СМИ, выходившие в «украинское время», прошли регистрацию по российскому законодательству – препятствий Роскомнадзор никому не чинил. С нашего информационного поля исчезли лишь «боевой листок» «Просвиты» «Дзвин Севастополя», о существовании которого большинство севастопольцев и не подозревало, а также пропагандистские инструменты ВМС Украины – газета «Флот Украины» и ТРЦ «Бриз». Их «уход» в Одессу вполне логичен, ибо «опереточные» Военно-морские силы Украины прекратили на полуострове своё существование. Кстати, без выстрелов и кровопролития.

Исходя из этого, я бы рекомендовал украинским коллегам задаться вопросом: почему так произошло? Ещё более «интересный» вопрос: почему из почти 22 тысяч украинских «силовиков» (военнослужащих, работников МВД, СБУ и т.д.) 18 тысяч пожелали служить России и были ею взяты на службу? Неплохо было бы попытаться найти ответ на это вопрос и коллегам из стран ОБСЕ. Как бы, между прочим: те из журналистов ВМСУ, кто остался в Севастополе, вполне благополучно себя чувствуют и работают по специальности.

– Вы выступали и на заключительном пленарном заседании…

– Да, я выступил – не мог не отреагировать на вновь прозвучавшие в адрес российской стороны нападки, тем более, что накануне модератором мне было обещано предоставить слово.

Дело в том, что на форуме украинскими коллегами распространялись печатные пропагандистские материалы, в которых, в частности, к «ущемлённым» журналистам был отнесён хорошо известный севастопольцам член «команды» Куницына Андрей Клименко, в своё время являвшийся 1-м секретарём Ленинского райкома комсомола Севастополя, членом ЦК ВЛКСМ. Назвали среди «пострадавших журналистов» задержанных в Севастополе за шпионаж Дмитрия Штыбликова и Алексея Бессарабова, никогда к журналистике не имевших отношения. О том, на кого они работают, было прекрасно известно ещё в «украинское время» – они были сотрудниками действовавшего в Севастополе Центра содействия изучению геополитических проблем и евроатлантического сотрудничества Черноморского региона «Номос». Его «крыша» была «секретом Полишинеля» – «уши» Главного управления разведки МО Украины и «информационных» структур НАТО были видны невооруженным глазом. Работники Центра в течение ряда лет осуществляли сбор и анализировали информацию о Черноморском флоте России. Очевидно, этим они занимались и после событий Русской весны.

К «пострадавшим» отнесена и воинствующая Елена Юрченко, которая якобы была вынуждена покинуть Крым, не может вернуться в Керчь… «Жертва» – редактор не украинского, а американского интернет-проекта радио «Свобода» «Крым.Реалии», неоднократно публично изобличённая во лжи. Судя по всему, ей комфортно в Киеве, чего «жаловаться»? Но надо отрабатывать тридцать сребреников «от Вашингтонского обкома», ведь «Свобода» финансируется госдепартаментом США. Вообще вопрос: как в состав украинской делегации попала Юрченко – руководитель американского СМИ? Ответ прост и показателен: во внешне управляемом государстве Украина, естественно, управляемо и информационное поле. Поэтому принятая буквально сегодня Парламентской ассамблеей ОБСЕ резолюция о восстановлении суверенитета и территориальной целостности Украины имеет конкретных адресатов, чьи официальные представители раздавали пирожки на Майдане и витийствовали на фоне киевского пожарища с трибун.

Обращаясь к собравшимся, я сказал о том, что разочарован стремлением ряда коллег использовать трибуну ОБСЕ не для обсуждения общих профессиональных проблем, а для декларирования принципов внешней политики своих государств, обвиняя Россию в «оккупации», «аннексии» Крыма. При этом зарубежные журналисты предпочитают писать о событиях у нас издалека, как отметила Мария Захарова, с широко закрытыми глазами. Это говорит о том, что на Западе существуют серьёзные проблемы со свободой слова и с возможностью журналистов реализовывать свои творческие планы и выбирать темы для своих публикаций.

Так, например, после недавнего общения в Севастополе с американской делегацией во главе с основателем и генеральным директором Центра Гражданских Инициатив Шэрон Тэннисон я пришел в целом к огорчительному выводу: наши западные коллеги не могут приехать в Крым в силу своей зависимости от политиков и работодателей, подвластных политическим и бизнес-элитам своих государств. При этом никто, в том числе сами журналисты, это не признают. Почему? Ответ прост: раз они зависимы, несвободны, ангажированы, значит – неискренни, необъективны. Они не объединяют людей, а разъединяют их, являясь инструментом, орудием в реализации чьих-то планов. Они решают идеологические, пропагандистские задачи, что ставит под сомнение суть и значение их миссии – через информацию сближать людей, страны и народы. Российские журналисты в Вене продемонстрировали: мы всегда готовы к общению и налаживанию связей. Мы готовы помочь всем, кто хочет узнать и рассказать о нашей жизни. И в общем-то для этого я и ехал на конференцию, чтобы об этом сказать.

Представители российской делегации – председатель СЖР Всеволод Богданов, секретари Союза Ашот Джазоян, Рафаэль Гусейнов, Василий Балдицын, Али Камалов, Антон Стуликов, вице-президент Европейской Федерации журналистов Надежда Ажгихина и другие – высказывались в том же духе. Конечно же, все мы активно участвовали в дискуссиях, излагая свою точку зрения. Так, секретарь СЖР Рафаэль Гусейнов подчеркнул, что дух конфронтации на конференции был создан в основном усилиями украинской делегации. Он сказал, что медийное пространство Украины наполнено ненавистью к России, в стране растёт поколение людей, которые считают, что многие проблемы решаемы только с помощью автомата.

В такой ситуации становится понятным, что преступления против журналистов, их убийства на Украине не расследуются, а виновные не наказываются. Так, например, украинские коллеги вспомнили взорванного в Киеве Павла Шеремета, но ни словом не обмолвились об убитом Олесе Бузине. На фоне такой «избирательности» не удивляет, что они не вспомнили и о погибших на Донбассе российских журналистах Игоре Корнелюке, Антоне Волошине, Анатолии Кляне, Андрее Стенине. Не вспомнили украинцы и об Андреа Роккелли, итальянском фотокорреспонденте, погибшем под Славянском. Вместе с ним был убит его переводчик Андрей Миронов. Кстати, уже после конференции в Вене стало известно: итальянская полиция арестовала в Болонье «героя АТО» – бойца нацгвардии, замкомвзвода батальона оперативного назначения им. Кульчицкого Виталия Маркива (в некоторых источниках его фамилия звучит в русскоязычной передаче – Марков), обвинённого в их убийстве.

– Говорят, Сергей Павлович, ваше выступление вызвало большой резонанс – вам «раздавали оценки» «вещатели с Севера». К примеру, в радиоэфире выступал хорошо знакомый вам экс-журналист «Транс-М- Радио» Павло Казарин, тоже по доброй воле покинувший Крым. Слышали об этом?

– Мне об этом говорили, хотя само выступление Павла-Павло Казарина, уроженца Симферополя, названного в честь деда – генерала, бывшего командира 55-й дивизии морской пехоты ТОФ, военкома Крымской области, я не слышал. Сожалею, что Павло стал «винтиком» в приводном механизме киевского агитпропа. С другой стороны, это говорит о том, что я зацепил Марьяну Беца и Компанию, как говорится, «за живое»… Значит, мой «прорыв» в Вену не остался бесследным.

– Это утверждение можно отнести к выводам?

– Это – один из выводов…

 Конечно, в Вене были представлены не все слои украинского медийного сообщества. Я далёк от мысли, что все журналисты на Украине стали «такие». Вместе с тем мне стало ясно: в медийном сообществе «незалежной» произошли серьёзные сдвиги «вправо», мозги серьёзно промыты и у наших коллег. Тем не менее сам факт, возможность общения с украинскими журналистами заслуживает поддержки и продолжения. В нашем неспокойном и тревожном мире такие встречи дают шанс на создание атмосферы, которая, в конечном счете, приведёт к решению любых проблем путём переговоров, диалога. В том числе диалога на профессиональные, а не общеполитические темы.

Несмотря на агрессивный, ничем не аргументированный характер выступлений представителей медиасообщества Украины, на форуме звучали и здравые голоса, в том числе от западных коллег. По их мнению, журналистика не должна превращаться в пропаганду даже в критических ситуациях, в том числе во время военных действий, а сотрудники СМИ не могут быть оружием недобросовестных манипуляторов. В этой связи, выступая на заключительном заседании форума, председатель СЖР Всеволод Богданов подчеркнул: журналистика, к сожалению, терпит поражение под натиском политтехнологий, а сотрудников СМИ пытаются превратить в бойцов на идеологических фронтах. Однако журналисты должны быть глазами и ушами общества, помогать стране и своему народу выявлять и решать наболевшие проблемы. Потому нам необходимо взаимодействовать и в рамках профессионального сообщества.

Всеволод Богданов, выразив признательность ОБСЕ за организацию форума, пригласил украинских коллег принять участие в XXI Фестивале прессы «Вся Россия» в Дагомысе осенью этого года. В свою очередь, я пригласил коллег, стремящихся к конструктивной работе, к сотрудничеству. В том числе в ходе возможной работы непосредственно на земле Города-Героя. Если захотят. И если не испугаются. Нет, не возможных проблем у нас – на самом деле Крым сегодня является самым безопасным регионом Европы. Не испугаются своих «режиссеров» и политтехнологов.

– Чувствуется, что вы можете ещё многое рассказать о форуме в Вене…

– Конечно, могу. Но и сказанного, думаю, достаточно, чтобы понять, что и как происходило. Спасибо вам за то, что меня выслушали.

– Спасибо вам за возможность взять интервью. Успехов вам в ваших начинаниях и делах!

Беседовал Павел Трофимук

Фото Сергея Горбачева

 

 

 

 

 

 

 

 

 

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Авторитетно, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.