Эх, Лев Юльевич…

Не стало Миримского. Гром среди ясного неба. Говорят, сердце, инсульт — всё вместе. Редко кто смог бы выдержать жизнь, которую он вел. Бизнес, способный содержать не только собственное семейство, но и благотворительный фонд, и СМИ, съедает человека начисто.

Говорят, человек времена не выбирает. Он выбирает, как их, времена эти, нужно пережить. Лев Миримский для меня — один из моих работодателей, причем, честно скажу, не самый плохой. Речь о газете, в которой я работала, «Крымском времени». Не было до нее в Крыму такого слаженного и интересного коллектива с талантливыми авторами и, наверное, больше не будет.

Эта газета в самые лучшие свои времена умела влиять на крымских политиков, а в отдельные моменты даже поворачивала вектор этой политики в сторону, которая в конечном итоге и привела республику домой, а Россию.

В лучшие времена жизни газеты журналисты писали, как дышали — и это было с согласия Льва Юльевича. Да, заказы выполнять приходилось — иначе зачем бизнесмену газета? — но они удивительным образом не вытряхивали душу писавшего. Во всяком случае, лично мне ни разу не пришлось кривить душой. Да и судебные тяжбы к отдельным публикациям, от которых приходилось отбиваться, в общем и целом доказывали нашу правоту.

Мы прекрасно отдавали себе отчет в том, что газета для него — способ защитить свой бизнес как минимум и свою жизнь как максимум. Очень неспокойные были годы — одно только покушение со стрельбой на него чего стоит… Но произошло оно еще до 1996 года, когда была создана газета. На «простых» людей не покушаются — а он и не был простым.

Однажды я, скосив под наивную дурочку, напрямую его спросила после того, как было записано очередное с ним интервью: «Лев Юльевич, а правда, что вы бандит?» Никогда не забуду, как он, который мог запросто отшутиться, а то и послать по известному адресу, несколько смутившись, но серьезно стал говорить о том, что ему приходится вращаться в таких кругах, которых (это я уже сейчас перевожу) интеллигентными никак не назовешь. Короче, с волками жить — по-волчьи выть…

В тех временах он запросто мог утонуть. Не утонул. Не раз становился депутатом не только Верховного Совета Крыма, но и Верховной Рады Украины. Понимаю, это не знак авторитетности, скорее, здесь «авторитетность» прочитывается в криминальном понимании — мы прекрасно знаем, кто чаще всего становился депутатом. И для чего. Но далеко не у каждого депутата был благотворительный фонд, который действовал много-много лет и действует до сих пор.

И далеко не каждый депутат любого уровня так неукоснительно соблюдал график приема граждан, которые валили к нему толпами. Не могу сказать, что помог всем, просто не знаю — но если бы не помогал, к нему не ходили.

Не у каждого депутата была собственная партия, которая при всей ее ангажированности и нацеленности на обслуживание одного конкретного человека (и этим она мало чем отличалась от всех остальных, работавших на Украине) никогда не меняла своих общих лозунгов: дружба с Россией, против НАТО, за укрепление полномочий автономии. Это была партия со знаковым именем «Союз», выросшая из Крымской партии. Ее лозунги мне нравились всегда, поэтому я и работала в газете Миримского, который возглавлял свою партию.

Но при всем при этом он был скорее бизнесменом, чем политиком, а политика была лишь инструментом в его бизнес-планах. Он не вмешивался в редакционные планы, хотя наш главный редактор наверняка согласовывала с ним какие-то главные моменты.

До сих пор горжусь, что причастна ко многим знаковым публикациям — назову лишь две, наверняка они памятны многим крымчанам. Помните, когда вдруг в День незалежности «украли» тогдашнего спикера Евгения Супрунюка? «Крымское время» первым просчитало, что это было самопохищение. И отбило все атаки тех, кто пытался нас за это осудить.

А помните историю о «писающих мальчиках» — команда Совмина во главе с самим Сергеем Куницыным, тогдашним премьером, поехала в Брюссель по приглашению НАТО — и как она себя там вела? …Потом к нам долго в редакцию приходили посланцы разных выборных кампаний с просьбой отксерить ту заметку, больно уж она откровенной была…

Можно многое вспомнить из того, что составляло тогда нашу жизнь.

57 лет для мужчины — самый расцвет. Говорят, болел, два инсульта, сердце… Сгорел. В российском Крыму политика для его бизнеса ему не понадобилась — от газеты давно отказался, продал телекомпанию, за которую тоже было взялся…

Об ушедших либо хорошо — либо ничего. Лично у меня есть что сказать хорошее о Льве Юльевича. Жаль, что он ушел. Значит, его время закончилось…

Наталья Гаврилева

«Крымское эхо»

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Авторские колонки, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.