Как интернет изменил медиа в Украине

За последние три года украинская журналистика в целом и деловая в частности испытывает самую масштабную трансформацию за все время своего существования.

О том, как именно изменился медиа-рынок и как он будет развиваться дальше, НВ Бизнес решил разобраться в рамках совместного проекта с конкурсом деловых журналистов PRESSзвание.

Тенденция № 1. Журналистика переживает кризис

Деловая журналистика вместе со всей странной переживает кризис. Именно такие оценки дают, как сами журналисты так и предприниматели.

Шеф-редактор интернет-проекта Детектор медиа Наталья Лигачева констатирует, что украинских деловых СМИ и журналистов стало меньше. После Революции достоинства и сворачивания сегмента деловых печатных и интернет-СМИ многие из них ушли в пиар, на госслужбу, в GR. Это, кстати, позволило обновленным таким образом пресс-службам госорганов на одном языке коммуницировать с оставшимися деловыми журналистами.

«Общее количество журналистов, освещающих деловую тематику, уменьшилось – это подтверждает и общее снижение количества информационных запросов от СМИ», — подтверждают в пресс-службе Метинвест Холдинга.

Информационное давление на журналистов продолжает усиливаться: и из-за увеличения нагрузки в связи с не очень хорошим финансовым положением редакций, и из-за шквала новостей, который может не прекращаться по вечерам и в выходные. Это сказывается на их неготовности долго работать над одной темой, наблюдать ее в развитии. Поэтому популярными среди самих журналистов становятся простые короткие формы – новости, интервью. И очень страдает экономическая аналитика.

«Интересное влияние на рынок деловой журналистики оказывает рост проектов журналистских расследований: они охватывают часть тем, которые раньше входили в сферу интересов деловых СМИ, но подходят к их раскрытию со своим инструментарием – и откусывают еще какую-то часть и так не очень многочисленной аудитории», — говорит Лигачева.

Одновременно авторитет СМИ снизился. Несмотря на появление новых институтов по борьбе с коррупцией, журналистские расследования не приводят к каким-либо серьезным последствиям. Значительная часть медиа-брендов за последние годы дискредитировала себя по причине непрозрачной собственности или наоборот – чересчур однозначной. Также нельзя не отметить, что СМИ дают возможность политикам манипулировать настроениями общества за счет продуцирования большого количества фейковых новостей и популистских заявлений. «Думаю, мы уверенно движемся к тому, что достигнем критической массы проблем, и это сформулирует спрос на новую журналистику», — отмечает главред Детектор медиа.

«Если посмотреть по количеству деловых изданий, их стало гораздо меньше. Если несколько лет назад у нас было минимум 3 ежедневки, то сейчас из них не осталось ни одной в печатном виде. В печатном виде не осталось ни Коммерсанта, ни Экономических известий, ни Дела, как газеты. Контракты еле живы. Инвестгазета закрылась, Деловая столица закрылась», — констатирует главный редактор Телекритики Антон Онуфриенко.

Специалисты отмечают, что медиа стараются адаптироваться под потребителя нового формата, но это не идет на пользу самому контенту. Текстовые публикации становятся все короче и короче, более молодая аудитория вообще теряет способность воспринимать текстовый контент, переключаясь на картинки и видеоблоги.

«Чувствуется острый дефицит кадров на украинском рынке, — рассказывает главный редактор Украинской правды Севгиль Мусаева-Боровик. – Очень многие журналисты, которые работали раньше в деловой прессе в таких изданиях, как Forbes, как Коммерсант, они перешли в пиар или пресс-службы. Новых кадров практически нет, их нужно воспитывать. Я чувствую огромный дефицит».

Как считает независимый журналист и блогер Денис Безлюдько, за последние два-три года развивались в основном узкоспециализированные издания, в финансовой сфере или квази-деловые блоки в общественно-политических изданиях. «В целом уровень журналистики сильно просел. Частично, это связано с отсутствием аудитории, которая пресытилась информационным шумом и ее трудно удивить. Частично с желанием ускорить процессы в цифровом мире. Расследование – за день. Аналитика по событию – вечером в тот же день. Из-за этого сильно хромает факт-чекинг и вообще качество», — объясняет Безлюдько.

По мнению руководителя департамента по связям с общественностью Смарт-Холдинга Евгения Загорулько, для такого положения вещей есть объективные причины. «С одной стороны – снижение бизнес активности, стагнация экономики, с другой стороны – население больше интересуют политические новости», — говорит Загорулько. Он объясняет, что деловым СМИ приходится изобретать новые форматы, трансформироваться. Интернет-СМИ становятся нишевыми, доносят свой контент «на блюдечке» конкретным целевым аудиториям: частным предпринимателям, ритейлерам, айтишникам. Появляются информационные хабы, деятельность СМИ сопряжена с проведением различных мероприятий. «Очень трудно уже понять – это СМИ или агентство по подготовке бизнес-ивентов», — отмечает Загорулько.

Еще один тренд последнего времени, по словам Евгения Загорулько: журналисты стали чаще в своих материалах выражать свою точку зрения на события, которые описывают. Текст с яркой эмоциональной окраской, который четко дает понять, кто прав, а кто виноват, получает лучший рейтинг. «По моим наблюдениям, появилось больше так называемой джинсы не за деньги. Что я имею ввиду? Это когда различные политические силы или финансово-промышленные группы используют в своих интересах журналистов, которые им искренне симпатизируют или разделяют их политическую позицию», — говорит руководитель департамента по связям с общественностью Смарт-Холдинга.

Снижается и авторитет СМИ. «Авторитет СМИ определяется, в том числе, реакцией властей. Сегодня публикуется огромное количество журналистских расследований. С конкретными фактами и фамилиями. Это совершенно не побуждает правоохранительные органы или власти принимать какие-либо меры или проводить собственные расследования. Да, делаются какие-то публичные заявления, но реальных действий никто не видит. Власть не верит в третий Майдан», — уверен Загорулько.

И.о. директора по коммуникациям ДТЭК Юлия Шилина уверена, что и читатели, и пресс-службы – заложники кризиса доверия. Многие медиа, как институции, изрядно подмочили свою репутацию. «Моя гипотеза заключается в том, что читатели будут все более избирательно подходить к информации в СМИ и, скорее всего, доверие будут вызывать не издания, а отдельные журналисты. Такой тренд намечается в системе образования, которая активно переходит в системы он-лайн самообучения. Все большую роль играет не то, какой ВУЗ ты закончишь, а у какого педагога ты прослушал курс. Мне кажется эта закономерность может коснуться и медиа», — отмечает Шилина. При этом, по ее словам, если СМИ попадают в «социальный запрос», они приобретают определенный рычаг давления. История с «блокадой» – яркая иллюстрация.

Как результат произошедшего, снизились требования к проверке информации, говорит экс-начальник департамента информационной политики и связей с общественностью Укрзализныци Даниил Ваховский. В СМИ много новостей выходит на основе публикаций в социальных сетях, жанр эмоционального комментария постепенно вытесняет журналистику фактов. «Главное изменение в работе с самими журналистами, кажется, что с каждым днем их все меньше», — отмечает Ваховский.

Тенденция №2. Соцсети набирают обороты

С развитием соцсетей изменились каналы коммуникации с журналистами. Если раньше запрос в пресс-службу почти всегда поступал по электронной почте, сейчас стало обычной практикой получение запросов в личный ящик сообщений или тегирование сотрудников пресс-службы/работников компании или самой компании с целью обратить их внимание на ту или иную тему. Это, во-первых, ускорило сами коммуникации, во-вторых, вовлекло в коммуникации больше разноплановых сотрудников: коммуникации со СМИ вышли за рамки «пресс-служба – журналист».

Более того, соцсети дали возможность самому бизнесу получить статус медиа – корпоративные страницы в соцсетях и страницы топ-менеджеров уже не просто источник цифр или базовой новостной информации. Это собственное медиа компании, которое порой рассказывает значительно больше и интереснее, чем пресс-релизы и главное, взаимодействует с каждым читателем лично, в том числе и с журналистами. «На общение с журналистами, безусловно, большое влияние оказало понимание новым поколением управленцев и политиков важности непосредственного присутствия в соцсетях и прямой коммуникации с журналистами. Получить «прямой доступ к телу» журналистам стало проще. Также журналисты вооружились данными из открывшихся реестров собственности, е-деклараций. Кажется, представители бизнеса и их пиар-службы не всегда готовы к тому, что какая-то информация такого рода, которую они раньше надежно охраняли, теперь является для СМИ «открытой книгой». Но они быстро учатся по-новому вуалировать информацию», — подчеркивает Наталья Лигачева.

«99% запросов на информацию я получаю через Facebook», — отмечает Евгений Загорулько. «Мы довольно активно общаемся в мессенджерах. Это становится официальным каналом коммуникаций. Сейчас думаем над созданием каналов в Telegram, где быстрее и адреснее можем делиться своими сообщениями, заявлениями, релизами и прочей информацией в различных форматах», — соглашается Юлия Шилина. Она отмечает, что развитие социальных сетей и гражданской журналистики сделали СМИ проворнее.

Журналистам сложившаяся тенденция нравится. «Сейчас стало намного проще. Например, мы по поводу многих интервью договариваемся просто по Facebook или в других соцсетях, и часто нам отвечают позитивно на это», — говорит Мусаева-Боровик.

Впрочем, по ее словам, не обходится и без казусов. Так у Украинской правды даже был смешной случай, когда издание процитировало фейковый аккаунт Игоря Коломойского по национализации ПриватБанка. «УП очень хорошо отработала эти темы, мы первыми написали в пятницу по поводу того, что будет национализация, предоставили план, было безумное количество просмотров страницы с этим текстом, что будет банк национализирован, — рассказывает главный редактор издания. – И в понедельник, когда на 10 минут я выпала из соцсетей и из общения с коллегами, редакторы восприняли фейсбук Коломойского, как реальную страницу, и большое количество изданий процитировали его. Теперь я пишу коллегам, если появляется фейсбук Фирташа или других, «будьте внимательны, не допустите ошибку». Социальные сети сильно влияют на верификацию информации, очень сильно ускоряют и появление новостей, и даже на верификацию этой информации иногда нет времени».

И речь даже не о крупном бизнесе, тот же глава МВД Арсен Аваков публикует какой-то свой пост, то тут вопрос, насколько быстро журналисты смогут опубликовать новость на основе этого поста. Конечно, если звонить человеку, подтверждать, задавать дополнительные вопросы, то это уже ты проигрываешь в конкуренции временной. «Хотя я своим коллегам, нашим редакторам выпускающим говорю, что всегда, несмотря на то, что чтобы там не появлялось в фейсбуке, особенно какие-то противоречивые заявления, мы всегда стараемся их проверять, звонить людям, — отмечает главред Украинской правды.

Безлюдько подчеркивает, что если информация имеет важное значение, ее надо перепроверять, независимо от того, опубликована она в соцсетях или нет. Что касается интервью, то лучше, конечно, встретиться с человеком непосредственно. Если это невозможно, современные средства коммуникаций позволяют это сделать чуть ли не 100 разными способами. Соцсети это всего лишь «транспорт», актуальный на данный момент.

По словам Безлюдько, с эксклюзивами всегда было непросто. И в этом случае ничего не поменялось. Изменился только период «жизни» эксклюзивной информации. Если факт, даже эксклюзивный, опубликован в сети, то эксклюзивом он перестает быть через минуту.

Тенденция № 3. Интернет меняет СМИ

Интернет, по мнению участников рынка, имеет как позитивное, так и негативное влияние на СМИ.

Начнем с позитивного. Интернет увеличил оперативность. «Я думаю, сейчас и телеканалы, и радио переходят на стримы, в Facebook. Эта тенденция будет только усиливаться. И лайф станет тоже обязательным. Я всегда говорю и своим коллегам, что национальное издание должно все больше напоминать ленту социальных сетей, того же Facebook. То есть должно быть больше картинок, больше видео, минимум текста. Потому что сейчас в принципе у людей даже нет времени читать большие тексты. Конечно, хорошая аналитика будет все равно вне конкуренции. Но вопрос в ее подаче. Потому что сейчас полотнище текста, его нужно все равно разбавлять видео, фото именно потому, что у читателя восприятие новостной ленты все больше формируется на основе Facebook», — рассказывает главред Украинской правды.

«Если журналисту нужен комментарий, то обычно это прямо на сейчас. При этом, если лет 6-8 назад в крупных компаниях были даже стандарты, сколько минимально времени нужно на ответ, то сейчас этот стандарт один – отвечать нужно прямо сейчас, особенно если это проблемный вопрос, который усугубляется серией публикацией в соцсетях. То, что называлось несколько лет назад термином «новые медиа», уже сегодня является повседневным. Контента производится очень много, и журналистика борется за внимание не только с блогерами, но и с популярными приложениями», — отмечает Ваховский.

С другой стороны, как говорит Мусаева-Боровик, интернет и социальные сети привели к снижению авторитета традиционных СМИ.

«Новостной контент сосредоточен в интернете, который к тому же теперь и конкурирует с соцсетями. Это приводит к тому, что главными для многих СМИ являются уже и не контент, и не контекст, а скорость размещения информации на сайте, лишь бы «забить» тему, попасть в первые строки поисковиков, в агрегаторы. Не важно, проведен ли фактчекинг, обеспечены ли баланс мнений, полнота информации, — сетует Наталья Лигачева. – Журналистика мнений становится все более востребованной у аудитории, эмоции лучше «продаются», чем факты и анализ. Увы, а о социальной ответственности СМИ можно только мечтать. В итоге самыми популярными «экспертами» и «ньюзмейкерами» – в кавычках – становятся популисты. Яркие примеры: Вадим Рабинович, чья программа на 112-Украина бъет все рекорды смотрения, или же популярность в СМИ Олега Ляшко. Если бы СМИ думали о том, что они несут при этом обществу, они бы не должны были вообще допускать в эфир этих политиков. Но, увы, напротив, СМИ за них «дерутся», ибо это приносит рейтинг».

Тенденция №4. Развиваться будут все СМИ. Вопрос только в формате

В пресс-службе Метинвест Холдинга уверены, что в ближайшее время основную конкуренцию традиционным СМИ будут составлять социальные сети. «Соцсети сами по себе становятся агрегатором новостей от конкретных людей. Яркий пример – блог генерального директора Авдеевского коксохимического завода Мусы Магомедова, который фактически стал рупором ситуации в Авдеевке во время обострения ситуации», — говорят в компании.

Загорулько отмечает, что в интернет уйдут не только печатные СМИ, но и телевидение, радио тоже. «Контент доставляется прямо на смартфоны. Появляются люди-СМИ, которые имеют сотни тысяч подписчиков в социальных сетях. Они будут далее составлять все большую конкуренцию традиционным СМИ. Сегодня важно не каким способом (каналом) ты получил информацию, а как быстро она к тебе доставлена, и насколько удобно тебе ее потреблять», — отмечает представитель Смарт-Холдинга.

Безлюдько уверен, что развиваться будут все СМИ. Просто будущее уже стирает грани между подвидами. Интернет-ресурсы видео-контентом или аудио-подкастами залазят «на территорию» ТВ и радио. ТВ и радио развивают свои интернет-ресурсы. Бумажная пресса будет угасать вместе со своей аудиторией 35+.

Судя по последним тенденциям, активно будут развиваться нишевые проекты, а также квази-СМИ в соцсетях. Развиваться будут те, кто будет экспериментировать с новыми форматами, а также придумает действующую модель монетизации своих усилий. «ТВ будет все более уходить в инфотеймент и интертеймент, превращаясь прежде всего в средство развлечения, аттракцион. Информацию все большее количество людей будет получать из новых медиа. Пресса постепенно станет удовольствием для обеспеченных, для экспертной среды. Радио, возможно, вот будет и в стороны разговорного тоже развиваться активно, удобно для многих, а также и в интернете.

В общем, все будет развиваться, но сегментироваться и специализироваться», — подытожила Лигачева.

Андрей Леденёв, Вадим Макеев

Источник: Новое Время

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.