Кого будем избирать: губернатора или мэра города?

Вопрос о прямых выборах главы города Севастополя имеет, как минимум, двадцатилетнюю историю. Ведь право на самостоятельное управление собственным городом дорогого стоит. Благая цель его решения – обеспечение качественного управления городским хозяйством.

Этот вопрос ставился в ходе принятия Устава Севастополя порядка трех лет назад. Ставится он и сейчас. Особенностью его рассмотрения на прошлогодних обсуждениях, организованных Общественной палатой Севастополя, стало внесение их участниками предложений в будущий законопроект «О выборах Губернатора города Севастополя». Среди них:

– установление ценза оседлости для кандидата в губернаторы продолжительностью от пяти до десяти лет;

– закрепление процедуры отзыва главы субъекта Российской Федерации;

– сохранение преемственности в работе Правительства субъекта Федерации в ходе смены его руководства;

– совмещение выборов с досрочным переизбранием нынешнего состава Законодательного Собрания и другие.

Не лишним, как представляется, было бы в целях обеспечения легитимности выборов восстановить старую норму явки избирателей и итогов голосования, равную 50% + 1 голос.

Следует отметить, что депутаты законодательного органа власти Севастополя должны были бы сами к первому чтению проекта изменений, вносимых в Устав Севастополя, подготовить и указанный законопроект, ведь эти два документа подобны двум чашам весов. Результат их сравнения был бы способен стать «моментом истины» и дать ответ на вопрос: стоит или не стоит принимать положительное решение? Но его разработку «отложили». Вопрос к читателю: это – лукавство или неведение?

К сведению: при принятии изменений в Устав города слово представителю Общественной палаты предоставлено не было. Свой же законопроект о выборах главы города нынешний врио Губернатора Севастополя в начале нынешнего года в Законодательное Собрание внёс. Он и был рассмотрен в первом чтении. Главное в нем – опора на партийную систему и ее фаворита – Единую Россию. Разумеется, ни о каком цензе оседлости в проекте документа речь не шла, а о явке более 50% – тем более. Сейчас «проправительственное лобби» в городе настойчиво предлагает избрать губернатором лицо, ныне исполняющее его обязанности, то есть по факту провести «выборы без выборов».

Как известно, Общественная палата Севастополя недавно вновь инициировала проведение обсуждений уже непосредственно по проекту закона «О выборах Губернатора города Севастополя» в органах местного самоуправления муниципальных округов. Вновь были подняты вопросы о цензе оседлости, о величине избирательного фонда, о самовыдвижении, об отзыве и т.п. В ходе обсуждения выяснилось, что норма оседлости не предусмотрена федеральным законодательством. Но она может быть реализована при помощи воли  избирателей, предпочитающих голосовать за кандидата – севастопольца. Давно известно, что воля горожан способна расширять узкие места  законодательства. Так или иначе, севастопольцы встанут перед выбором: закрепить состав Правительства их родного города из представителей континентальной России, или создать прецедент для возрождения местной управленческой элиты, которая сейчас оттеснена на периферию общественной жизни?

В последнее время периодически через городские СМИ проходит  информация о том, что «севастопольцы не хотят работать в Правительстве города». Из 1800 служащих в нем якобы только 70 прибыли из других регионов. При этом опущена одна существенная подробность: именно последними заняты почти все руководящие должности – от заместителей председателя до начальников отделов, вырабатывающих и принимающих управленческие решения и распоряжающихся городским бюджетом. Местные – «на подтанцовке». Видимо, холопство всё же не по нутру местным жителям, что «варягов» удивляет до сих пор и, естественно, не вызывает у них позитива. Ведь всем известен синдром неприятия севастопольцами «дядек» из Симферополя, Киева, Новороссийска, практически всегда оказывавшихся гастролёрами – временщиками. Известен и алгоритм их деятельности: «70 дней – 70 царей».

Если в общественном мнении эта позиция, нацеленная на восстановление «кадрового суверенитета», получит должную поддержку, то в ходе выборов однозначно возникнет острая предвыборная конкурентная  борьба. Необходимым условием для ее возникновения должна стать реализация общественностью Севастополя активного избирательного права. Оно предполагает самостоятельный поиск достойной кандидатуры, ее согласование с основными политическими силами и всемерную поддержку. И не только на площадях. Ведь на деле избиратель в нашем городе стал удовлетворяться вынужденным (пассивным) выбором кандидата из числа тех, кто это активное право использует в своих интересах.

Но при этом всё-таки самое главное – найти достойного лидера. В противном случае, все разговоры о демократии и самостоятельности окажутся пусты. А качество нашей жизни вряд ли улучшится. Бесспорно, состояние дорог, наличие тепла в домах и чистота в городе важны. Но они являются следствием уровня, эффективности и качества нынешнего управления.

Ситуация, сложившаяся в городе, предполагает принятие ряда ответственных решений, требующих немалых затрат. Незнание же Севастополя оборачивается неверно составленными техническими заданиями, поручаемыми ответственным исполнителям. Последние, будучи «людьми со стороны», в свою очередь, удваивают тактические ошибки. В результате за «чужих» городу приходится платить дважды. Это – на уровне департаментов. На уровне первых руководителей числятся ошибки «стратегического» свойства. Если бы они были преодолены, вопрос о «своих» и «чужих» руководителях так бы остро не ставился. Но этих ошибок, увы, даже не хотят видеть. А они уже проникли в «правовое поле» нашего города и выразились в расхождениях между нормами федерального (в первую очередь, Конституцией Российской Федерации) и регионального законодательства, что, безусловно, сказалось на результатах управления.

Первопричиной указанных расхождений стало отсутствие у нынешних руководителей нашего города понимания различия между Севастополем как единицей федерального устройства России и Севастополем как населенным пунктом – городом, величина заселенной территории которого составляет не более 12 процентов от площади, занимаемой городом федерального значения (ГФЗ) Севастополем. Поэтому исторически наш город всегда был административным центром для присоединенной территории, на которой одновременно располагался оборонительный район и главная военно-морская база Черноморского флота.

Данный спор мог остаться академическим, если бы путаница в понятиях не нашла закрепление в «Уставе города Севастополя» и не привела к принятию целого ряда ошибочных управленческих решений. В соответствии с региональным законодательством ГФЗ Севастополь сведен к положению обычного населенного пункта, который трудно считать субъектом Российской Федерации и легко спутать с Бахчисараем или Евпаторией. Название «город федерального значения» перестало использоваться. Севастополь стал именоваться просто городом. В силу такого понимания и предпринятых управленческих действий исчезли сельские районы, а с ними «леса, поля и реки», а также населенные пункты. Ликвидирована государственная власть в них. Правительство на деле стало распоряжаться самим собой, выдавая за исполнительные органы собственные структурные подразделения. Сейчас оно пробует подчинить себе муниципалитеты. Но Конституция Российской Федерации гласит, что местное самоуправление в структуру органов государственной власти не входит. При этом муниципальные советы лишены необходимых условий для своей деятельности. Под видом «отдельных государственных полномочий» им только сейчас передается ряд муниципальных полномочий с субвенциями (целевыми дотациями)  вместо бюджета.

После упразднения районного деления, город оказался разделен на 10 муниципальных образований в замен прежних 38-ми. Поэтому в связи с положительным решением вопроса о прямых выборах, севастопольцы будут вынуждены фактически избирать не губернатора города федерального значения, являющегося субъектом Федерации, как им обещают, а «мэра» города – главу единого «городского округа» (прообраз председателя городского Совета).

Для избрания же губернатора структура управления должна содержать разделение публичной власти на государственную и муниципальную со всеми их атрибутами. Субъекту Российской Федерации соответствует губернатор, а городу – мэр. Такого соответствия сейчас нет. Поэтому разговор о губернаторстве в нашем городе реально несостоятелен. К сведению, вспомним, что мэра севастопольцы уже избирали в 1994 году. Об этом почему-то «забыли» (как и о многом другом). Чтобы изменить ситуацию следует привести в соответствие с Конституцией страны первую статью Устава «города» Севастополя, закрепив за Севастополем уже на региональном уровне статус «города федерального значения». Она является той нитью, потянув за которую можно «расплести» описанный здесь клубок проблем управления.

А пока мы имеем то, что имеем: губернатора – на словах, а мэра – на деле. То есть переродившуюся власть. Готовясь к выборам, нынешний глава Правительства Севастополя фактически заменил собою органы местного самоуправления при решении такого муниципального вопроса, как благоустройство городских дворов. Сейчас вместо сходов, собраний и конференций, предусмотренных законодательством о местном самоуправлении, Правительством проводятся опросы населения. Вместо органов местного самоуправления средства на выполнение работ планируется передать управляющим компаниям.

Вопрос читателям: это – попытка накануне выборов заслужить благодарность жильцов городских дворов? А где решение государственных задач?

К тому же, не дело партий участвовать в формировании муниципальных органов (мэр – должность муниципальная). Партийная машина, которую планируется использовать на выборах, применима для государственных чиновников, тех же губернаторов, а не для мэров городов, избираемых непосредственно жителями муниципальных округов. При ее использовании дополнительно встает проблема поддержки каждой кандидатуры, выдвигаемой на пост главы города муниципальными депутатами – однопартийцами, численность которых от общей величины депутатского корпуса может составить менее 10%. Ведь поддержка членов других партий недопустима. И тогда, например, кандидатура от ЛДПР может быть снята с предвыборной гонки.  Не говоря уже о запрете самовыдвижения.

Тем самым выборы «трампов» в нашем городе становятся невозможны, а само решение   по введению нормы прямых выборов главы города –   преждевременны. Условий для свободного волеизъявления сегодня у  избирателей Севастополя нет. Не сложились. Да, нынешний глава города законопроект под свою должность разработал, которую Законодательное Собрание в первом чтении приняло, а вот структуру власти, соответствующую ГФЗ Севастополя, – нет! Поэтому и возникла двойственная ситуация, в силу которой выборы могут быть  оспорены. Дескать, избрали не на ту должность (вместо мэра избрали губернатора), а значит, извините, «самозванца». Конфуз!

И последний вопрос к читателю: второе чтение что-то изменит?

Владимир Чекмезов

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Авторские колонки, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.