«Дело Новогрибельского»: за это раньше давали Героя, а теперь…

26 января этого года в Севастополе и на Черноморском флоте отмечали 130-летие 13-го судоремонтного завода – сегодня бюджетообразующего, самого успешного предприятия сектора реального производства Города-Героя.

Завод, без всякого преувеличения, уникален – у него сегодня нет конкурентов во всём российском Причерноморье. Предприятие способно осуществлять комплексный судоремонт боевых надводных кораблей, подводных лодок, вспомогательных судов ВМФ различных проектов, а также судов морского флота различного назначения, являясь единственным исполнителем, у которого размещаются заказы по сервисному обслуживанию и ремонту корабельного состава Черноморского флота. Потому неудивительно: на праздник, отмечавшийся в Севастопольском Доме офицеров, помимо командования флота пришёл Губернатор, представители других властных ветвей самого молодого субъекта Федерации. К заводчанам приехало множество гостей, ведь черноморские судоремонтники тесно взаимодействуют с 50 предприятиями страны, а в целом число контрагентов превышает три сотни различных структур. Конечно, на торжества пришли ветераны, в том числе живущие в Севастополе бывшие начальники завода. Все, кроме одного – Сергея Анатольевича Новогрибельского, встретившего юбилей завода в Симферопольском СИЗО.

«Дело Новогрибельского» стало самым резонансным со времени «возвращения города в родную гавань» – в Россию. А приговор стал первым  в ставшем два с половиной года назад российским Севастополе по степени жёсткости и публичности, в том числе с довольно широким освещением в СМИ. Этот  факт, мягко говоря, вызвал серьёзную реакцию как у профессионалов судоремонта, так и у немалого числа военных моряков, знающих осуждённого капитана 1 ранга лично.

Судя по целому ряду, скажем так, нюансов, это обстоятельство повлияло на праздничную атмосферу, хотя человеку непосвященному это никак не бросалось в глаза. Да это и понятно: на праздниках о подобного рода вещах говорить не принято, хотя где-то на подсознательном уровне этот волнующих сотни людей фактор был довлеющим.

В чём же суть этого ставшего очень звучным дела?

1 ноября 2016 года Севастопольским гарнизонным военным судом вынесен суровый приговор начальнику ведущего судоремонтного предприятия в регионе – ФГУП «13 СРЗ ЧФ» МО РФ (г. Севастополь) в 2011-2015 гг., ныне капитану 1 ранга запаса Сергею Анатольевичу Новогрибельскому. Окончательное наказание назначено «по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний в виде лишения свободы на срок 3 года 8 месяцев в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности, связанные с выполнением административно-хозяйственной функции в государственных органах, учреждениях, а также Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях сроком на 2 года и 3 месяца». Кроме того, суд постановил взыскать с С.А. Новогрибельского в пользу Министерства обороны России «сумму нанесенного ущерба в размере 29 миллионов 656 тысяч рублей». До вступления приговора в силу подсудимый содержится под стражей в СИЗО г. Симферополя.

Наверное, читателю, впервые услышавшему о «деле Новогрибельского», мало что понятно из вышесказанного. Очевидно, многим уяснить суть дела будет сложно даже после знакомства с четырьмя десятками томов уголовного дела. Поэтому кратко – очень кратко – поясним.

В мае 2013 г. (то есть, как в Севастополе говорят, «ещё при Украине»)   ФГУП «13 СРЗ ЧФ» МО РФ была поставлена задача к 1 октября (за 4 месяца) отремонтировать 21 корабль и судно Черноморского флота для обеспечения безопасности Олимпийских игр в Сочи. При этом финансирование стало поступать только… в конце августа. Тем не менее, задача заводом была решена за счет использования собственных ресурсов, в т.ч. на основе энтузиазма коллектива и понимания уровня возложенной ответственности. Все корабли и суда введены в строй, решили задачи в районе Сочи в полном объёме, а затем обеспечили переброску «вежливых людей» в Крым в феврале-марте 2014 г. Эти боевые и вспомогательные единицы сегодня продолжают решать боевые и повседневные задачи, в т.ч. в Средиземном море.

Отметим: по-стахановски ударный труд судоремонтников в особых условиях никак отмечен не был – никому не дали ни ордена, ни медали, ни даже пуговицы. Более того, летом 2014 г., уже после возвращения Крыма и Севастополя в состав России, капитану 1 ранга С.А. Новогрибельскому со стороны органов военной прокуратуры был предъявлен ряд претензий, вылившихся в уголовное дело. При этом Заказчик – Министерство обороны (ВМФ) никаких претензий не предъявляло (до сих пор их нет), все работы были оценены и приняты установленным порядком и утверждены соответствующими инстанциями. Это, что особо подчеркнём,  также отметил выступивший в суде свидетелем командующий Черноморским флотом адмирал А.В. Витко.

Начальник завода на период следствия был отстранён от должности, а затем уволен в запас. По сути дела он был обвинён в одном: в установке на трёх плавединицах бывших в употреблении дизелей и частей к ним, хотя по условиям госконтракта они должны быть новыми. Однако на тот момент новых дизелей и запчастей ни на флоте, ни в стране не было, производство новых занимает около года. Это суд признал, вместе с тем обвинив Новогрибельского в том, что он (в одиночку), «действуя умышленно, из ложно понятых интересов службы» (получил приказ, который нужно выполнять), якобы чтобы «создать видимость благополучия на 13 СРЗ» (решение задачи при любых условиях), всё-таки… решил задачу государственной важности.  И это, несмотря на то, что, как однозначно  заключил суд, закупить «на заводах-изготовителях новых двигателей, отсеков двигателя и запасных частей невозможно».  Сегодня  следует отметить особо: установленное на кораблях оборудование находится на кораблях до сих пор, несмотря на уже принятое судом решение.

Суд и приговор вызвали широкий общественный резонанс, который  отражён в печати. Коллектив завода выступил с обращением к Президенту страны и Министру обороны в защиту С.А. Новогрибельского. Его бывшим подчинённым и общественности непонятны мотивы, ставшие основанием для его привлечения к уголовной ответственности, так как существующая организация судоремонта, особенно в период нахождения Севастополя под юрисдикцией Украины, поставила завод в особые условия выполнения задач обеспечения технической готовности сил флота (госграница – таможня, связи с поставщиками и контрагентами, задержки с финансированием, сжатые сроки, возникновение оперативных ремонтов и др.). Кроме того, промышленность прекратила выпуск ряда изделий для ВМФ в силу объективных причин, в т.ч. давно превышенных, даже запредельных  нормативных сроков эксплуатации кораблей, построенных ещё во времена СССР. Вызвала недоумение и сумма ущерба, начисленная по непонятной методике. При этом «вещественные доказательства» – дизеля – с кораблей так и не были сняты, что называется, «молотили», дай Бог, иным новёхоньким механизмам.

Необходимо также особо подчеркнуть: фактически судом была разрешена коллизия в пользу невыполнения приказа, так как, по его мнению, Новогрибельский должен был прекратить ремонт кораблей по причине  отсутствия новых механизмов и запчастей. На деле суд поставил под сомнение вопрос о целесообразности выполнения приказов. Что это значит, надеюсь, понятно любому служивому человеку.

Сказать, что этот приговор поверг судоремонтников в психологический шок, – сказать мало. Такое решение суда вызвало остро негативную реакцию у всех специалистов судоремонтной отрасли, постоянно решающих задачи в аналогичных или ещё худших условиях, особенно с возникновением проблемы импортозамещения. По мнению судоремонтников, суд создал прецедент: получается, что уголовные дела в силу существующих экономических проблем (финансирование, запчасти и комплектующие,  сроки решения оперативных задач и др.) могут возбуждаться в отношении практически всех, кто сегодня связан с судоремонтом.

Также следует отметить негатив в общественных настроениях: по мнению судоремонтников, за решение таких задач следует награждать государственными наградами, а не сажать в тюрьму. Кроме того, важным обстоятельством является то, что осуждение С.А. Новогрибельского, возглавлявшего самое успешное, реально  бюджетообразующее предприятие Севастополя, стало особо резонансным, ведь российским судом осуждён один из хорошо известных в городе и на флоте капитан 1 ранга, верой и правдой служивший России, находясь на юридически украинской территории.

Публичное, широкое  освещение приговора с привлечением по инициативе самого военного суда гражданских средств массовой информации (телевидение, печатные СМИ) также вызвало крайне негативную реакцию, особенно среди военнослужащих. Особенно с учётом пристального внимания к происходящему в Севастополе и на Черноморском флоте со стороны Украины. Это обстоятельство, что понимают люди здравомыслящие, не способствует укреплению позиций страны в регионе, недавно ставшем российским.

Конечно же, непонимание и неприятие происшедшего породило слухи и домыслы в отношении инициаторов «дела Новогрибельского» и самого приговора. Говорят всякое-разное. Что-то из обсуждаемого и называемого в «курилках и за кулисами», наверное, действительно имеет место. Возможно, в нём присутствует и субъективный фактор, и чьи-то интересы – в таком деле, как судоремонт они присутствовали и присутствуют всегда. Но не в такой степени и, самое главное, форме, вызвавшей общественный протест.

С.А. Новогрибельский, находящийся под стражей, установленным порядком подал апелляцию, которая будет рассмотрена 9 февраля.

Черноморские судоремонтники, и не только они, внимательно и заинтересованно ждут результатов заседания апелляционного суда.

Сергей Горбачев, капитан 1 ранга запаса, председатель Союза журналистов Севастополя, Заслуженный журналист Крыма

На снимке: Сергей Новогрибельский и Анатолий Величко, начальник 13 СРЗ ЧФ в 1986-1996 гг.

comments powered by HyperComments
Запись опубликована в рубрике Авторские колонки, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.